«Девушка по соседству»: Наталья Гундарева | Salt

«Девушка по соседству»: Наталья Гундарева

Ролевая модель
Ольга Лысенко
Ольга Лысенко
15 мая, 19:00
Salt: главное здесь, остальное по вкусу - «Девушка по соседству»: Наталья Гундарева
Ровно 14 лет назад мы потеряли одну из самых ярких актрис отечественного кинематографа. Наталья Гундарева играла в кино героинь, чувства которых были понятны каждой зрительнице, любила общение, но держала дистанцию даже с близкими людьми. Она открыто говорила о себе: «Я слабая», но была уверена, что лучше всего с любой проблемой может справиться только самостоятельно. Рассказываем, как эта незаурядная актриса покорила отечественный кинематограф, и почему ее жизненные принципы до сих пор близки современным женщинам.

«Естественна, как кошка»

Семейная легенда гласит, что первое слово, которое произнесла маленькая Наташа, было «Сама!». Это же слово могло бы стать девизом Гундаревой, определившим всю ее жизнь.
— Я — слабая, — признавалась актриса в интервью. — Поэтому у меня нет другого выхода, кроме как быть сильной.
Сцена манила Гундареву с самого детства — родители часто ходили в театр и брали дочь с собой. В пять лет Наташа заявила, что станет балериной, но поддержки не дождалась.
— Какой балет, ты же у нас пышечка. Пока тебя обежишь, три буханки хлеба съешь! — расхохотался отец.

Однако будущая актриса не сдалась и не переболела своей страстью к огням рампы. В школе она начала участвовать в самодеятельности, в старших классах уже играла в Театре юных москвичей. Когда пришло время выбирать институт, мама заявила: пойдешь учиться на инженера! Но Наталья отправилась на прослушивание в Театральное училище имени Щукина. Несмотря на гигантский конкурс, ее приняли сразу — за сбивающее с ног обаяние. И не ошиблись.
На первом курсе Константин Райкин, учившийся вместе с Гундаревой, однажды заглянул на спектакль Театра юных москвичей «Король-олень», где Наталья продолжала играть.

— Было ощущение, что в хорошую школьную самодеятельность пригласили народную артистку, — вспоминал он много лет спустя тот вечер. — Разница почти неприличная. Я думаю, на первом курсе между большинством из нас и ею тоже был заметный разрыв.

«Осень», 1974

Когда Наталья на втором курсе сыграла в «Воительнице» по повести Лескова, ректор училища заявил: «Гундаревой уже нечему учиться — пора на сцену».

«Естественна, как кошка», — скажет о ней много лет спустя режиссер Георгий Натансон.
А тогда, сразу после окончания училища, юную актрису буквально завалили предложениями столичные театры. Гундарева остановила свой выбор на театре имени Маяковского: МХАТ и Малый театр молодым амбициозным выпускникам тогда казались слишком несовременными, а в «Маяковку» студентка Гундарева ходила чуть ли не еженедельно — на «Аристократов», «Разгром», «Детей Ванюшина». На тот момент это был самый смелый, инновационный, неакадемический театр, и Гундарева поняла, что именно там она сможет проявить себя.

«Сладкая женщина», 1976

Жаль отдавать жизнь на сторону

В кино Гундарева начала сниматься еще во время учебы — в маленьких ролях. После «Здравствуй и прощай» Виталия Мельникова, где Наталья сыграла буфетчицу Надежду, на Ленфильм пришло письмо, в котором кинозритель благодарил студию за то, что она снимает в фильмах не только профессиональных актеров — Олега Ефремова, Михаила Кононова и Людмилу Зайцеву, но и обычных людей — вот, к примеру, некую Гундареву, простую деревенскую девчонку.
Первую большую роль она получила только в 1977 году. После выхода ленты «Сладкая женщина» читатели «Советского экрана» назвали Гундареву лучшей актрисой года. Из успешной артистки театра 29-летняя Гундарева превратилась во всесоюзную кинозвезду. Карьера пошла вверх, а вот ее отношения с мужем, режиссером Малого театра Леонидом Хейфецем, начали портиться. Леонид нередко приводил в гости половину труппы Малого, и на плечи Натальи ложились обязанности хозяйки — приготовить ужин на всю ораву, накрыть на стол. И она, восходящая звезда, полночи развлекала гостей, чтобы утром встать и побежать на репетиции, съемки или прослушивания.

— И вот я стою на кухне и чищу картошку, — цитирует Гундареву в своей книге Наталья Старосельская. — Я так устала от хозяйских забот. Не могу больше! Все, кончилась моя любовь!
Кроме того, Гундарева не собиралась становиться матерью.
— Детей у меня нет, хотя со здоровьем все было нормально, — скажет много позже, в конце 1990-х, 40-летняя Гундарева. — Наверное, когда я постарею, то буду очень жалеть, что не родила. А может быть и нет. Я всегда была так заполнена театром, что было жаль отдавать часть жизни куда-то на сторону.

В 1979 году супруги развелись, и Наталья практически сразу же снова вышла замуж — за актера Виктора Корешкова. Этот брак не продержался и года. Причиной развода стала измена Виктора, а измен Наталья не прощала.

Спектакль «Леди Макбет Мценского уезда», театр им.  Маяковского, 1979

Трагедия матрешки

После выхода фильма «Однажды двадцать лет спустя», где Гундарева сыграла многодетную мать, актрисе начали приходить письма со всего Советского Союза. Одни благодарили ее за незабываемый образ, другие признавались, что пример Надежды Кругловой подтолкнул их к решению завести детей, хотя сама актриса была убежденной чайлдфри.
Простая женщина, которая тихо надеется на личное счастье — Аэлита из «Аэлита, не приставай к мужчинам», Катя из «Вас ожидает гражданка Никанорова», Вера из «Одиноким предоставляется общежитие» — практически все самые заметные роли Гундаревой вписываются в это амплуа.

Вес и внешность girl next door, всем знакомой и близкой «девушки по соседству», были проклятием актрисы, и она всю жизнь боролась с лишними килограммами. Не столько из-за пустого тщеславия, сколько из-за ограничений, которые накладывает на актера такая «уютная» внешность.

— Как бы я ни хотела сыграть Джульетту, режиссер видит меня Кормилицей, — говорила актриса. — Трудно в матрешке предположить могучую трагическую натуру.
При этом от комплексов она не страдала никогда.
— По ее манере общаться, особенно с мужчинами, было ясно, что она не только не чувствует за собой никаких недостатков, но и предполагает, что любой человек, который не видит, как она хороша, просто идиот, — вспоминал режиссер «Осени» Андрей Смирнов. — Вся съемочная группа была в нее влюблена.

«Осенний марафон», 1979

Играй, как в последний раз

Насколько ее героини были просты и открыты, настолько сама актриса была человеком скрытным и очень непростым — она охотно общалась, но всегда осторожно держала дистанцию. Даже близким знакомым иногда казалось, что они совсем не знают Наталью.

— Наташа была твердой, а иногда даже жесткой, — рассказывал о Гундаревой ее приятель, сценарист Аркадий Инин. — Говорила мало, курила много. Никогда не опаздывала, но и никогда не задерживалась для актерских междусобойчиков после съемок. В работе она была очень собранным и серьезным человеком.
По словам самой актрисы, еще в Щуке ее научили играть так, будто завтра умрешь. И она восприняла слова наставников буквально. Еще в молодости у актрисы начались проблемы с давлением. Иногда кризы настигали ее прямо на сцене, и врачам «скорой» приходилось откачивать ее в антракте. После чего Гундарева вставала и шла играть второй акт.
— Для меня всегда самым страшным было подвести кого-то, — говорила Гундарева в интервью. — Я начинала ненавидеть себя, жрать, как саламандра, с хвоста. Чтобы такого не случилось, старалась заранее распланировать свою жизнь, избежать любых проколов и сюрпризов.

«Однажды двадцать лет спустя», 1980

Как говорится, мы Смольных институтов не заканчивали, но некоторые вещи мне крепко вбили в сознание. Кто-то живет под девизом «я хочу», а для меня главными всегда были слова «я должна».

Однажды на гастролях в Киеве во время выступления ее состояние ухудшилось настолько, что доктора категорически запретили ей возвращаться на сцену. Зрителям объявили, что из-за болезни Гундаревой спектакль придется остановить, а все желающие могут получить свои деньги назад. Зал ответил на это пятиминутной овацией. Ни один человек не сдал в кассу свой билет.

«Зимний вечер в Гаграх», 1985

Не одиночество, а уединение

В 1999 году актриса сильно похудела — по словам ее приятельницы и коллеги по Маяковке, актрисы Любови Руденко, Гундарева всего за пару месяцев сбросила около 20 килограммов, чтобы сыграть в сериале «Любовь.ru». Героиня Гундаревой была намного моложе самой актрисы, и Наталья решила, что должна соответствовать.
По слухам (которые сама актриса не подтверждала и не опровергала), она сделала пластическую операцию в Институте пластической хирургии и косметологии Минздрава РФ, и именно это окончательно подорвало ее здоровье. Через два года, аномально жарким летом 2001-го, у Гундаревой случился первый инсульт. Девять дней комы, год в больнице и полное крушение всех планов.

— Норов у меня все-таки, наверное, мужской. Я привыкла жить без чьей бы то ни было помощи, — говорила о себе Гундарева.

«Аэлита, не приставай к мужчинам», 1988

Ей, такой самодостаточной, после удара было сложнее всего смириться с беспомощностью. Ей была невыносима собственная медлительность, она злилась на непослушные пальцы и слабые ноги и больше всего хотела остаться наконец одной, без подстраховки и предупредительного внимания.

 — Я не люблю слово «одиночество» и очень люблю слово «уединение», — признавалась она. — Одинокий человек глубоко несчастен, но несчастен и тот, кто не имеет возможности уединиться. Иногда нужно уходить в свою скорлупу. Какая это жизнь, если стоит тебе встать, как тут появляется из другой комнаты испуганное лицо: а вдруг я упаду!
Последние четыре года Гундарева прожила практически затворницей, принимая только самых близких друзей. А их у нее было не много, и все — из детства, не знаменитости, а совершенно обычные люди: шофер, врач и банковский работник.

— Дружба требует времени и сил, а у меня с этим туго. Покоя ведь тоже хочется, — объясняла она.
Третий муж, актер Михаил Филиппов, не отходил от нее ни на шаг, помогал заново учиться ходить и говорить. Она надеялась поправиться и вернуться на сцену родной «Маяковки». Но этого так и не произошло. 15 мая 2005 года случился еще один инсульт, и врачи уже ничего не могли сделать.

 — Оказалось, то, что было, и есть счастье, — сказала Гундарева в своем последнем интервью «Известиям». — Когда мы были молодыми и здоровыми, бегали по песку, кидались в волны, кричали: «Не заплывай далеко, ногу сведет!» Теперь ясно, что это все и было счастье. Просто его не осознаешь никогда. И все торопишься: что дальше?

Фото: Legion-Media