Сотрудничество с нацистами и первые милитари-коллекции: чем занималась Шанель и другие дизайнеры во время Второй мировой войны | Salt

Сотрудничество с нацистами и первые милитари-коллекции: чем занималась Шанель и другие дизайнеры во время Второй мировой войны

Персоны
Евгения Башурина
Евгения Башурина
9 мая, 13:40
Salt: главное здесь, остальное по вкусу - Сотрудничество с нацистами и первые милитари-коллекции: чем занималась Шанель и другие дизайнеры во время Второй мировой войны
Getty Images / SALT-collage
Во Вторую мировую войну модная индустрия старалась жить и развиваться в сложившихся условиях: даже в тяжелые времена многие модельеры продолжали творить — за их одеждой люди, рискуя жизнью, ехали со всех концов Европы. Пока одни дизайнеры работали без оглядки на военные действия, другие своими коллекциями хотели выразить поддержку солдатам — именно тогда в повседневной женской одежде впервые появились милитари-детали. Но в первую очередь перед модельерами стояла задача выжить и сохранить свои модные империи — ради этого некоторые из них были готовы сотрудничать с нацистами и поддерживать их режим.

Эльза Скиапарелли

© Getty Images

Эльза Скиапарелли сбежала из родного дома в Италии, чтобы избавиться от родительского гнета — ее мать и отец отказывались принимать своевольный характер и интересы дочери и планировали при первой возможности удачно пристроить девушку замуж. Она переехала в Лондон, где подружилась с Теософским обществом* и вышла замуж за мошенника Виллема де Вендта — он мнил себя экстрасенсом и на каждом углу хвалился многочисленными академическими дипломами. Чего у Виллема было действительно много, так это псевдонимов. До сих пор неизвестно, как мужа Эльзы звали на самом деле — Виллем де Вендт или Вильгельм де Керлор. Совместная жизнь псевдоэкстрасенса и будущего модельера продлилась недолго — Эльза осталась одна с дочерью Гого, интересом к эзотерике и спиритизму. Эти увлечения вскоре вылились в приверженность Скиапарелли к сюрреализму. Переехав в Париж в 20-х годах, она завязала дружбу с дадистами и сюрреалистами того времени, что заметно повлияло на ее дизайн.

До войны дела у Эльзы Скиапарелли шли довольно неплохо — одежда ее модного дома Schiap появлялась на страницах Vogue, а в богемных кругах именовалась не иначе как «воплощение современности». Имя Эльзы всегда было связано с экстравагантными (для того времени) инновациями. Ее свитера, выполненные в технике «тромплей» (обман зрения) мгновенно стали хитами в Европе и Америке. Сейчас мало кого удивишь принтом в виде банта на одежде, но тогда у Скиапарелли это получилось.

Courtesy photo

В 30-е годы в коллаборации с Сальвадором Дали она создала платье-лобстер и шляпу-туфлю, выпустила парфюм во флаконе в форме женского тела и создала цвет, который до сих пор ассоциируется с именем Эльзы Скиапарелли — «шокирующий розовый».

В 1939, в год начала Второй мировой войны, Скиапарелли стала первым дизайнером, интегрировавшим в женскую одежду военную тематику. Она выпустила коллекцию, где главным принтом стал флаг французского полка на платьях и блузках. Таким образом модельер хотела показать, что женщины всеми силами поддерживают страну в тяжелое военное время.

Salt: главное здесь, остальное по вкусу - Ван Гог на подиуме: как картины великого постимпрессиониста повлияли на модную индустрию Персоны Ван Гог на подиуме: как картины великого постимпрессиониста повлияли на модную индустрию

На время войны Эльза покинула Париж и уехала в Америку. Вернувшись обратно, она поняла, что мода изменилась — довоенные тенденции уступили место стилю New Look Кристиана Диора. Она продолжила выпускать коллекции — их принимали критики и покупатели, но все-таки у модного дома не получилось адаптироваться к новым условиям и восстановиться после войны. В 1954 году Скиапарелли принимает решение закрыть бизнес, над которым висит огромный долг, и садится за написание биографии «Моя шокирующая жизнь».

Коко Шанель

© Getty Images

Коко Шанель называла Эльзу Скиапарелли «та итальянская художница, которая делает одежду». Без имени и каких-либо других регалий — для мадемуазель прибывшая на ее парижскую территорию итальянка была серьезным конкурентом. Их кардинально разные подходы к одежде (строгие черные платья против сюрреалистических узоров и силуэтов) не позволяли сравнивать модельеров, по крайней мере, вслух, но на уровне личных качеств они все же были похожи. Обе были, что называется, сильными и независимыми женщинами в авангарде моды, управляющими собственными империями.

В какой-то момент Коко даже решила заступить на территорию Эльзы и предложила Жану Кокто сделать костюмы для его театральной постановки «Царь Эдип». Получилось неудачно, а пресса только подливала масла в огонь: «Завернутые в бинты, актеры выглядели, как мумии или жертвы несчастного случая».

Courtesy photo

Когда началась Вторая мировая война, Шанель уже было не до состязаний со Скиапарелли — она заявила, что сейчас «не время для моды», закрыла свои магазины и ателье, из-за чего более 4 тысяч сотрудников остались без работы. Однако во время войны никто не говорил о черствости мадемуазель — намного сильнее современников и потомков волновала ее связь с нацистами. Этому посвящена отдельная книга Хэла Вогана «В постели с врагом», основанная на секретных архивных документах Франции и Германии.

Согласно этим данным, Шанель числилась в рядах абвера — военной разведки в составе Верховного командования вермахта. Она состояла в отношениях с чиновником НСДАП бароном Гансом Гюнтером фон Динклаге. В оккупированном Париже Коко жила в отеле Ritz вместе с немцами. Проживание и защиту организовал Динклаге — взамен Шанель получила кодовое имя «Вестминстер» и поручения от руководства абвера. Она не была шпионкой, но делались с немцами полученной информацией и принимала участие в секретных операциях. Так, согласно миссии под кодовым названием «Модная шляпка», Коко Шанель должна была склонить Уинстона Черчилля на переговоры о заключении сепаратного мира между Великобританией и Германией.

Salt: главное здесь, остальное по вкусу - «Сейчас не устраивать скандал — это уже скандальный поступок»: Жан-Поль Готье о современности, женщинах и моде Персоны «Сейчас не устраивать скандал — это уже скандальный поступок»: Жан-Поль Готье о современности, женщинах и моде

Кстати, во время нацистской оккупации Парижа в связи с немцами также были замечены владельцы Louis Vuitton. Гастон Луи Виттон (наследник бренда и внук Луи Виттона) вместе с остальными членами семьи активно поддерживали режим Виши и марионеточное правительство и к тому же наживались на союзе с немцами, увеличивая собственное состояние. Информацию об этом нашла французская журналистка Стефани Бонвичини, когда готовила материал к 150-летнему юбилею бренда. Стефани провела расследование и опубликовала книгу «Louis Vuitton: A French Saga», которую старательно игнорировал сам модный дом, конгломерат LVMH, в чей состав он входит, и французская пресса.

Сейчас единственное упоминание в СМИ о книге можно найти на сайте The Guardian . Это неудивительно — LVMH влиятельный рекламодатель во Франции, в чьих силах повлиять на прессу.

Под конец войны Коко Шанель припомнили связь с нацистами и арестовали, но от возмездия ее спас Уинстон Черчилль (по другим данным — британская королевская семья). По новым условиям Коко должна была покинуть Францию. В 1944 году она уехала в Швейцарию, но в 1953 году снова вернулась в Париж. Через год она представила новую коллекцию модного дома Chanel, и несмотря на все истории о пособничестве с немцами, ее принял и глянец, и знаменитости, и политики. Именно в розовом костюме от Коко Шанель была Жаклин Кеннеди в день, когда Ли Харви Освальд застрелил ее мужа, президента Джона Кеннеди.

Кристобаль Баленсиага

Ничуть не меньше Chanel жены политиков и королей любили наряды Кристобаля Баленсиаги. В платьях и костюмах испанского модельера ходила супруга герцога Виндзорского Уоллис Симпсон, княгиня Монако Грейс Келли и сама королева Испании Виктория. Да и сама Коко признавала гений Баленсиаги — единственного кутюрье среди обычных дизайнеров.

Родившись в маленьком городе Гетария в стране Басков, Баленсиага сперва покорил родную страну. Он поочередно открывал бутики в Сан-Себастьяне, Мадриде и Барселоне, шил наряды для членов королевской семьи и аристократов. Разгоревшаяся гражданская война вынудила модельера покинуть Испанию. В 1937 году он открыл бутик в Париже и представил свою первую французскую коллекцию. Она, к слову, не была вдохновлена культурой принимающей стороны — Кристобаль вспоминал родной испанский ренессанс: платья юных принцесс с картин Диего Веласкеса и расшитые узорами куртки тореадоров. Критики и пресса провозгласили его королем моды.

© Getty Images
Salt: главное здесь, остальное по вкусу - Обувь как искусство: Маноло Бланик о кроссовках Balenciaga, любви к Англии и своих клиентках Персоны Обувь как искусство: Маноло Бланик о кроссовках Balenciaga, любви к Англии и своих клиентках

Во время Второй мировой войны Баленсиага оставался в Париже, а клиенты со всех концов Европы рисковали жизнью, чтобы добраться до бутиков модельера и купить его одежду. Да и сам Кристобаль старался поддерживать связь с родиной, курсируя между своим бутиками в Испании и Франции во время войны и после. Несмотря на такое признание, считается, что именно послевоенные годы принесли дому Balenciaga мировую славу. Уже в 50-е годы Кристобаль создает свои самые узнаваемые модели: пальто-кокон и платье baby-doll. В списке его клиенток числились принцессы и королевы, актрисы и светские львицы, глянцевые редакторы и наследницы миллионных состояний. Диана Вриланд рассказывала , что когда Кристобаль Баленсиага закрыл свои бутики в 1968 году, Мона фон Бисмарк три дня не выходила из спальни своей виллы на Капри — так тяжело ей далась эта новость.

Мона фон Бисмарк в платье Balenciaga

*Теософское общество — международная организация, основанная Еленой Блаватской. В основе философии общества лежит религиозно-мистическое учение о единении человеческой души с божеством.