Вы перестали меня лайкать, вы что, разлайкали меня? Объясняем, что нас бесит в фейсбуке | Salt

Вы перестали меня лайкать, вы что, разлайкали меня? Объясняем, что нас бесит в фейсбуке

Явление
Анна Родина
Анна Родина
14 мая, 19:00
Salt: главное здесь, остальное по вкусу - Вы перестали меня лайкать, вы что, разлайкали меня? Объясняем, что нас бесит в фейсбуке
GettyImages
В начале мая фейсбук проанонсировал очередные обновления, затем сооснователь соцсети Крис Хьюз пожаловался в правительство США на «безграничную власть» Марка Цукерберга, а у самого Марка сегодня день рождения. Мы — колумнисты и сотрудники Salt Mag — решили, что пора написать веселый текст о том, что нас раздражает в фейсбуке. Но после того, как все высказались, стало понятно, что, кажется, больше всего нас бесят не эмодзи и сторис, а мы сами: спойлерами, заносчивостью, экспертными высказываниями и непрошеными советами. А с фейсбуком (почти) все в порядке. Не забудьте расшерить ссылку.
Злата Николаева, колумнист

В фейсбуке, где проводишь больше времени, чем в собственной квартире, раздражает многое, но сегодня я хотела бы сказать про рекламу. По задумке автора — удобную, персонализированную, только для тебя. Но когда задумка сталкивается с реальностью, становится не по себе.
Например, заказываешь ты себе в интернете кроссовки. Они пришли, не подошли по размеру, и ты оформила возврат. А фейсбук все рекомендует тебе их купить. Или присматривала подарок подружке с детьми и потом месяц наслаждаешься рекламой подтяжки мышц живота после родов и курсов по грудному вскармливанию (а у тебя нет детей даже в планах!).

Как-то раз коллеги наблюдали на моем мониторе (он был виден всем в опенспейсе) сдвоенный баннер: шуба и эротичное латексное белье с прорезями в интересных местах. Надо ли говорить, что я не искала в интернете ни шубу, ни латекс?

Все равно никто не поверит.
Ну и главный хит — реклама со звуком, которая включается сама собой. В метро, например. Или на скучном совещании, когда тихонечко решила полистать ленту под столом. Вот за последнюю инновацию кто-то точно однажды поджарится в аду — а я понаблюдаю из соседнего котла.

Kaiti Hsu
Полина Шипкова, шеф-редактор Salt Mag

В 2019 году скрыться от сторис примерно так же тяжело, как от спойлеров к «Игре престолов». Формат коротких видеоисторий выпустили примерно все, кому не лень (кому лень — тоже выпустили, ибо тренд и польза рекламному отделу). В фейсбуке сторис появились вслед за Instagram, но популярности в российском сегменте соцсети так и не снискали. Вероятно, потому, что смотреть по второму разу бумеранг с бокалами, 15 отпускных видео и то, как зевает кот лучшей подруги, нет никаких сил — все это уже показывали в Instagram с утра, а на уникальный контент для двух соцсетей у всех нас не хватает ни фантазии, ни времени, ни желания.

Егор Беликов, кинокритик

Фейсбук — микроскопическая по сравнению с тем же Вконтакте соцсеть, участники которой мнят себя едва ли не членами масонского ордена, определяющего повестку для всей России, только потому, что у них несколько десятков тысяч подписчиков. Это вовсе не так: даже UGC-сайтик «Пикабу» имеет влияния на умы куда больше, на него ссылается Википедия, оттуда воруют все мемы.
Пользователи же фейсбука, мягко говоря, переоценивают значимость унылых размышлений о том, как нам все же обустроить Россию, как обнаглел Мединский с Минкультом, как Путин морит нас голодом, и так далее. Иллюзия эта образовалась потому, что в том же котле варятся журналисты, которые иногда даже пишут по мотивам фейсбучных постов новости и вообще почитают местных «знаменитостей» как экспертов по разным вопросам. В итоге эти медиа читают все в том же фейсбуке, вернее, не читают, потому что Цукерберг давно и последовательно режет охваты постам со ссылками на СМИ — чтобы юзеры не выглядывали за пределы пузыря, где их никто не ждет.

John Holcroft
Анна Родина, редактор раздела lifestyle Salt Mag

Эмодзи. Во-первых, их русификация. Например, сердечко в оригинальном варианте означает «love». Любовь, которой ты хочешь поделиться с человеком, потому что он написал какой-то пост или комментарий: веселый, крутой или грустный. Это такой цифровой способ обнять того, кого не можешь обнять лично. В русифицированном варианте сердечко расшифровывается как «Супер!». К посту про новую работу или красивому селфи на фоне похорошевшей Москвы вполне подойдет, к рассказу о расставании или потере чего-то важного в жизни — уже криповато.
Во-вторых, ограниченный выбор.

Мне очень не хватает лайка-фейспалма. Он нужен, когда ты открываешь утром ленту и читаешь что-то вроде «феминитивы используют те, кто не бреет подмышки» или «Тони Роббинс мог бы стать президентом».

Раздражает? Ну, не настолько. Сочувствую? Тоже не особенно. А вот фейспалм — что ты несешь, что ты, блин, несешь, ты что несешь вообще, а — был бы органичен, как брусчатка на Красной площади.

Лена Грачева, журналист, режиссер

Вообще, скорее, бесишь сам себя в фейсбуке — он коварно провоцирует высказаться, и ты высказываешься, поддавшись общей волне: «не могу молчать», «мои пять копеек», «все уже сказали, ну и я не промолчу». Иногда пасуешь перед искушением возвыситься над другими: «Слушайте, а я один такой, кто не смотрит телевизор/кому не нравятся „Мстители"/остался на майские в Москве и т. д.». В соцсетях хорошо видно, как люди ищут внимания и заискивают перед нужными им сейчас людьми или селебами: хоть лайком, да помашут ручкой или напишут что-то вроде: «Какие вы красивые с мужем!», «Да, как верно!», «Вот и я так подумал!». Мы все в общем-то лицемерны, слабы, ошибаемся. Но фейсбук делает это наглядным, и если ты наблюдателен и внимателен к деталям, то этот дар становится проклятием — но, повторюсь, проблема не в фейсбуке, а в человеке. Он просто делает нас более видимыми.

Pawel Kuczynski
Жанна Першина, редактор раздела fashion Salt Mag

Выражение «уютный фейсбучек» к моему аккаунту неприменимо. Эта соцсеть для меня, прежде всего, альтернатива рабочей почте — у меня почти две тысячи френдов, большая часть которых — пиарщики. Впрочем, со многими из них за годы работы сложились вполне дружеские отношения — мы живо интересуемся жизнью друг друга, активно обмениваемся лайками и комментариями. Но алгоритмам новостной ленты ФБ это неинтересно (хотя, казалось бы, логичнее ставить приоритет в показе именно на таких френдов). Поэтому пальма первенства по бешенству — именно у алгоритмов. Ежедневно фейсбук с явным и извращенным удовольствием скрывает от меня посты френдов, с которыми я активно общаюсь в соцсети, взамен подбрасывая философские размышления тех, на чью страницу я не заходила никогда, или сомнительную контекстную рекламу.
Еще раздражает то, что нельзя сделать постоянным показ свежих обновлений вместо «топовых» по мнению фейсбука — можно вручную один раз вывести свежак в ленту, но стоит обновить страницу, как коварные алгоритмы снова вступают в дело и выдают описанный выше винегрет.

Татьяна Кожина, главный редактор Salt Mag

Алгоритм выдачи комментариев, конечно, не уделал по части безумия новостную ленту, но, по крайней мере, очень постарался. Фейсбук для меня это, во-первых, «часть корабля, часть команды», и я часто ищу нужных людей и информацию в комментариях к постам. Во-вторых, лента иногда подкидывает такое, что моментально хочется все бросить и начать словесное рубилово.

Но сначала читаем все, что было, раскрываем бесконечные «показать еще 4 комментария», а между ними находим какую-то чушь от кого-то очень уверенного в себе.

Пара-тройка скроллов, и ты уже хочешь пойти и открыть томик Маяковского — там как-то все очевиднее, и тоже постоянно хочется вставить ремарку. И любила бы я это все (так как, очевидно, алгоритм выдачи комментариев оберегает от необдуманных слов, горячки и размахивания белым пальто), когда б не игла постоянного поиска очень важного. Впрочем, за эту зависимость для меня в аду тоже определенно приготовлен отдельный котел.