Творчество между ног: Гюстав Курбе и история вагины в искусстве | Salt

Творчество между ног: Гюстав Курбе и история вагины в искусстве

Явление
Соня Шпильберг
Соня Шпильберг
7 ноября, 19:00
Salt: главное здесь, остальное по вкусу - Творчество между ног: Гюстав Курбе и история вагины в искусстве
Public domain
В 2019 году исполняется 200 лет со дня рождения выдающегося французского художника Гюстава Курбе. И все было бы донельзя скучно, если бы не его «Происхождение мира». Курбе первым в официально утвердившемся академическом искусстве взял да и изобразил женскую вагину. Без лица, натужной эстетики и декораций. Художник стал революционером реализма в искусстве, по его мнению, все естественное было красиво — он оправдал женское лоно и заставил, пусть и спустя десятки лет, признать всех мужчин, что начало жизни не может быть репрессировано. Как развивалась судьба вагины в искусстве после Курбе?

Если бы у  Курбе был Instagram 

Неподготовленный зритель в середине 19 века во Франции оказался лицом к лицу с женскими гениталиями. Скандал, обмороки, проклятия Александра Дюма-сына, который назвал Курбе «ублюдком из навозной кучи, политой смесью вина, пива, ядовитой слюны и вонючей слизи» и вдогонку «утробой, притворяющейся художником». Неплохо, сказали бы современные акционисты*, если трогает — значит работает.

Удивительно, но и сейчас картина умудряется попадать в заголовки СМИ с пометкой «порно». Курбе мог только мечтать о том, чтобы и в 2012 году вокруг этой работы разгорелся нешуточный скандал, в котором участвовали человек и Facebook. Французский учитель Фредерик Дюран-Байссас, сделавший пост с изображением «Происхождения мира» в Facebook, только в 2018 году закончил тяжбу с соцсетью, которая удалила его аккаунт за порнографию. Конечно, свои 20 тысяч евро Фредерик не получил — цензура рулит, но случай безусловно зачислен в карму Курбе.

«Происхождение мира» канула бы в безвестность, если бы не — кто бы вы думали — Жак Лакан, который в середине 20 века выкупил картину на черном арт-рынке и наслаждался ею вместе с женой в загородном особняке, прикрыв пейзажем в форме — чего бы вы думали — вагины

Видимо, нагромождение смыслов помогало Лакану более извилисто интерпретировать бедолагу Фрейда. В 1981 году после смерти Лакана картина досталась Музею Орсе. В 1988 году картина впервые за долгое время была представлена публике в Бруклинском музее в Нью-Йорке. Сегодня полотно постоянно экспонируется в Музее Орсе под пуленепробиваемым стеклом в присутствии охранников.

А вы знаете, что у вас между ног?

«Колыбель для младенца», «бесперая птичка», «кошка без усов», «кролик без ушек», «заколдованная туфелька», «клетка без прутьев» и «бессловесный язык» — такие эпитеты в отношении вульвы предлагает нам «Тысяча и одна ночь». Запад в сравнении с Востоком остается безнадежным «импотентом», неспособным оценить естественную красоту. У Фрейда женская сексуальность всегда вызывала сильное чувство беспомощности и безнадежности. Это была область, которую он не мог подчинить своим основным постулатам и потому назвал «темным, неисследованным континентом».

Diana Caballero / Unsplash

В 20-м и 21-м веках художники создавали произведения, изображающие вульву в самых невероятных форматах — от перформанса до инсталляции и акций. Увы, но мы никогда больше не увидим современную вагину без феминистской интерпретации, потому как с середины 20 века все вошедшие в историю искусства изображения таковой были способом заострения темы гендерного равноправия. Может быть, сами художницы и не всегда вкладывали в свои работы феминистский посыл, но критики, как и вся современная культура, не обладают другой оптикой, и ярлык непременно сопутствует этим работам — как и скандалы. Потому что дискурс далеко не исчерпан, но переживает максимальный подъем. В 2015 году художница Мегуми Игараси сражалась с японской полицией за распространение фотографии собственных гениталий в качестве акционистского жеста. Конечно, она хотела привлечь внимание к тому, что между ног у женщины, — действительно парадоксально, что эта тема табуирована на фоне нескольких национальных фестивалей, таких как Kanamara Matsuri , которые посвящены фаллосу . Но, согласитесь, в этом есть и наша вина.

Тема сокровенности женских гениталий настолько актуальна и остра, что психотерапевт из Нью-Йорка Люсиль Блум провела эксперимент, подтверждающий мировое табу. А заодно — наше незнание собственной физиологии.

Она предложила 68 женщинам, к которым она обратилась в приемной у врача-терапевта, нарисовать свои половые органы — вид снаружи и внутри. Более половины из них «забыли» нарисовать собственный клитор

Причем молодые женщины оказались в этом отношении даже еще более невежественными, чем женщины постарше. Блум  назвала этот феномен «дремучестью в век просвещения».

Цветы-вагины Джорджии О’Киф

«Джорджия О’Киф делала только цветы, понимаете. Экстремально крупные планы цветов. Она никогда не хотела, чтобы их истолковывали как вагинальные образы, и отказывалась соприкасаться с любыми „освободительными“ или „феминистскими“ идеями», — рассказывает куратор музея Tate Modern Таня Барсон, где в 2016 году прошла монументальная ретроспектива работ О’Киф.

Тем не менее художница Джорджия О’Киф считается гигантом американского модернизма начала 20 века и апологетом феминизма. Слава пришла к ее работам благодаря галеристу и художнику Альфреду Стиглицу, ставшему ее мужем. Именно он пытался «продать» О’Киф в рамках захлестнувшей запад волны интереса к фрейдистскому прочтению всего и вся. Она не сопротивлялась, но всю жизнь устало отвечала на вопросы феминисток «Что вы хотите сказать, изображая вагину?».

«Цветы почти всегда похожи на вагину. Я просто рисую большие цветы, но, знаете, в них всегда находится отсылка к гениталиям. Для меня цветы — это цветы, а сигара — просто сигара», — отвечала О’Киф. Тем не менее ее картины «Черный ирис» (Black Iris) или «Красная канна » (Red Canna), написанные в 1920-х, с успехом могут проиллюстрировать любую отсылку к феминности.

Джорджия О’Киф «Черный ирис». 1926

«Бабенка» Ники де Сен-Фалль

В 1966 году французская художница Ники де Сен-Фалль и супруга Жана Тэнгли не без его участия создала инсталляцию «Hon» c подзагом «она-собор» для музея Moderna Museet в Стокгольме. Работа представляла собой гигантскую фигуру беременной женщины с раздвинутыми ногами и лоном в виде входа. По сути, это аттракцион — элементы каркаса она склеила вонючим клеем из костной муки, так что запах также работал на натуру. Внутри находились молочный бар, прудик с рыбками, кино и дискотека, так что всех, кто проходил между ног, ждало веселье.

Ники де Сен-Фалль «Hon». 1966. Courtesy photo

Сама Ники называла работу «обычной бабенкой», прообразом «Hon» служили фигурки архетипических женщин, которые художница создавала за несколько лет до инсталляции. Это был способ снять налет романтических фантазий, которые современные мужчины проецируют на женский род. Работа на самом деле была про естественность, а ее архитектурное решение снова напоминало нам, что «все вышло оттуда» — скульптура «принимала» посетителей в свое тело, а потом «рожала» их. Работа вызвала огромный резонанс по всему миру. Но накануне «красного мая» 1968 года все было можно.

Вечеринка влагалищ Джуди Чикаго

1979 год. Джуди Чикаго, американская феминистка и писательница, создает инсталляцию «Званый ужин» (The Dinner Party), которая должна была положить конец принижению и забвению роли женщин в истории человечества. Это банкетный стол на 39 персон в форме треугольника — древнего символа феминности, каждое место предназначено одной из величайших женщин в истории западной цивилизации, отмечено ее именем и элементами работ. На блюдах — скульптурные изображения цветов, бабочек, фруктов в форме вагины. Чикаго упомянула Вирджинию Вульф, Сьюзен Б. Энтони, Соджорнер Трут и других. В работе читается и иудейская символика — а Джуди Чикаго еврейка — и отсылка к Тайной вечере, и обилие сакральных девяток (плитка, которой выложен пол инсталляции, включает еще 999 выдающихся женских имен).

Джуди Чикаго «Званый ужин». 1979. Courtesy photo

Несмотря на неоднозначное отношения критиков, инсталляция побывала на 16 площадках в шести странах и собрала 15 миллионов зрителей.

С 2007 года работа находится на постоянной выставке в Центре феминистского искусства им. Элизабет А. Саклер в Бруклинском музее, Нью-Йорк. Накануне успеха работы «Званый ужин» Джуди публично отказалась от участия в выставке «Калифорния. Женщины в искусстве». «Я не буду выставляться в группе, где есть слово „женщины“, „евреи“ или „Калифорния“. Когда-нибудь мы все перерастем ярлыки», — бросила она организаторам.

Стена влагалищ Джейми МакКартни

Пьеса Ив Энслер «Монологи вагины», вышедшая в 1996 году, подняла тему женской сексуальности на уровень публичного дискурса. Физические аспекты женского тела — сексуальная активность, любовь, изнасилование, менструация, жуткие операции, мастурбация, рождение, оргазм — стали благодаря этой работе социальными и утвердили женскую «реальность». Работы художника Джейми МакКартни во многом инспирированы этим переворотом западного сознания. Через неоднозначность женского тела он исследует социальные отражения человека, играет с темами религии, политики, сексуальности и смерти.

Джейми МакКартни «Великая стена вагин». 2008. Courtesy photo

Телесность работ МакКартни пережила триумф благодаря инсталляции «Великая стена вагин» (The Great Wall of Vagina) в 2008 году. В Брайтонской галерее он выставил более 400 слепков вагин, которые были сделаны им собственноручно — на «оригиналах» различных женщин в возрасте от 18 до 76 лет. На создание слепков ушло более пяти лет, большая часть времени — на изнуряющие поиски добровольцев. На вагинальную тематику художника натолкнула новость о популярности пластических операций по уменьшению половых губ.

Джейми МакКартни объясняет свой творческий импульс:

«Не меняйте части своего тела, меняйте партнеров! Мне нравятся ваши половые губы, но то, что вы с ними делаете, — это фашизм»

Женская Кааба Айдан Салаховой

На Венецианской биеннале в 2011 году произошел скандал. Там были выставлены две работы азербайджанской художницы Айдан Салаховой, которые сразу были закрыты покрывалом по указанию президента Азербайджана Ильхама Алиева. Одна из скульптур — «Черный камень»  — интерпретировала священную Каабу мусульман в формате женской вульвы. Накануне в работе с женщиной, держащей в руке минарет, также была усмотрена сексуальная тема.

Айдан Салахова «Черный камень». 2011. Courtesy photo

На самом деле работа «Черный камень», конечно же, была совсем не о сексе, а о преклонении женщины перед традициями. Да, она действительно изобразила Каабу в обрамлении из движущейся массы, как в Мекке. В итоге спорную инсталляцию взял в экспозицию итальянского павильона куратор Викториус Гарбе. «В этой работе я сделала точную копию обрамления „Черного камня“, и единственное изменение, которое я внесла, заключалось в том, что из-за людских страданий и молений камень превращается в слезу, которая вытекает из этой оправы», — оправдывалась Салахова.

Королевская вульва Аниша Капура

В 2015 году британский художник индийского происхождения Аниш Капур выставил гигантскую скульптуру под названием «Грязный угол» в садах Версальского дворца в Париже. Это 60-метровая воронка из стали, установленная на главной аллее жерлом аккурат к фасаду Версальского дворца. Критики чесали затылки, а французские власти упивались своей инновационной затеей до той поры, пока Капур не объяснил смысл работы: «Это влагалище французской королевы, получившей власть», — искренне сказал он. Далее — гневные, но слабые потуги консервативных французов, которые сдались перед силой современного искусства и величиной художника.

На этом история королевской вульвы не окончилась — неизвестные «вандалы» забрызгали произведение белой краской

Получилось весьма натуралистично, они по-своему дополнили композицию «мужским участием». «Нападение только подчеркивает творческую силу неодушевленного предмета», — сказал Капур.

Аниш Капур «Грязный угол». 2015. Courtesy photo

В узких художественных кругах поговаривают, что это дело рук самого Капура. Вот вам и апофеоз реализма — главный творческий процесс человека совершается именно там, между ног, как ни крути.


*Акционизм — форма современного искусства, возникшая в 1960-е годы в Вене. Художники использовали реакцию зрителя как способ вовлечь его в переживание поставленной ими проблемы. Это динамичный способ самовыражения, который заключен в жанре «акции» — то есть какого-либо действа, вызывающего у оскорбленного зрителя острые переживания. Как правило, это заигрывание с табуированными темами, в частности, с темой религии — в России за этим замечены участницы проекта Pussy Riot.