Победившие Матрицу. Почему история сестер Вачовски важна не только для киноиндустрии | Salt

Победившие Матрицу. Почему история сестер Вачовски важна не только для киноиндустрии

Люди
Евгения Башурина
Евгения Башурина
10 апреля, 20:05
Salt: главное здесь, остальное по вкусу - Победившие Матрицу. Почему история сестер Вачовски важна не только для киноиндустрии
Getty Images / SALT-collage
10 апреля в мире празднуется День братьев и сестер. По такому поводу мы решили вспомнить историю дуэта Вачовски, которые не просто показали нам, что такое Матрица, но и смогли победить ее в реальности.

Дуэт Вачовски редко соглашался на интервью — они дорожили своей анонимностью, прописывая в контрактах, что отказываются от общения с прессой. Кинокомпании настаивали: режиссеры должны часто появляться на публике, это важно для продвижения фильма. Вачовски не собирались идти на уступки — раз выбор стоит между съемками и общением с журналистами, то они готовы не снимать. Продюсерам приходилось соглашаться — они были заинтересованы в сотрудничестве с тогда еще братьями Ларри и Энди.

© Getty Images

Фанаты комиксов, компьютерных игр и Хидео Кодзимы, Вачовски в юности еще и штудировали книгу режиссера Роджера Кормана «Как я снял сотню фильмов в Голливуде и не потерял ни гроша» — подробный и финансово выгодный рецепт создания кинолент напрямую от легенды Голливуда. Вооружившись знаниями, они начали сотрудничать с кинокомпаниями в качестве сценаристов, а в 1996 году в прокат вышел их дебютный фильм «Связь» — нуарная лента с насилием, криминалом и множеством лесбийских символов. Главные персонажи ленты — девушки Корки и Вайолет — еще на этапе переговоров не понравились продюсерам будущего фильма. Они предлагали Вачовски заменить одну из героинь мужским персонажем, но братья смогли настоять на своем.

Кадр из фильма «Связь». Courtesy photo

«Связь» возымела успех, Ларри и Энди начали сравнивать с Тарантино и братьями Коэн, а они замахнулись на свой легендарный проект — «Матрицу».

Основной посыл «Матрицы» в том, что наше тело — это оболочка, и лишь разум имеет значение. Высокобюджетный боевик (совсем не такой, как его боевики-современники) рисовал картину будущего, где установленные жесткие ограничения личности разрушаются. Все это, как впоследствии поймут поклонники и кинокритики, сильно перекликается с жизнью дуэта Вачовски.

Им было тяжело сохранять анонимность и оберегать свою личную жизнь. В 2003 году, уже после выхода фильма «Матрица: Перезагрузка», прессу волновал лишь один вопрос: действительно ли Ларри Вачовски собирается изменить свой пол.

Ларри (теперь Лана) совершил публичный каминг-аут и признался в своей трансгендерности в 2012 году. Не сказать, что это далось Лане легко. На тот момент она не выходила в свет и не общалась с репортерами уже около 10 лет. Вопросы своей идентичности обсуждала с психотерапевтом и семьей, но понимала — однажды ей придется все рассказать поклонникам и прессе.

Лане не хотелось делать из этого шоу — посещать телепередачи, где ведущий со слезами на глазах выслушал бы ее историю, а зрители прошли бы через стадию отторжения к принятию ее сущности. Она решилась на каминг-аут вместе с выходом очередного фильма дуэта Вачовски — «Облачный атлас». Тогда ее подтолкнули к непростому решению слова одной из героинь фильма: «Если я буду невидимкой, правда останется скрытой, и я не могу этого позволить».

Кадр из фильма «Облачный атлас». Courtesy photo
Salt: главное здесь, остальное по вкусу - Быть собой: как трансгендерные модели меняют индустрию моды и мир вокруг нас Персоны Быть собой: как трансгендерные модели меняют индустрию моды и мир вокруг нас

Трудности с собственной гендерной идентичностью Лана испытывала с самого детства. В младшей школе она носила длинные волосы и любила играть с девочками. Это не доставляло проблем, когда Вачовски училась в обычной муниципальной школе, но досаждало после того, как родители перевели ее в католическую — там Лану попросили отрезать волосы, а во время утреннего построения она должна была стоять рядом с мальчиками. Она больше тяготела к общению с девочками, но, понимая, что это не по правилам, старалась приблизиться к мальчикам, из-за чего испытывала сильное чувство отторжения и ощущала себя чужой. Мать Ланы видела, что с ней что-то происходит, пыталась поговорить, но во время таких разговоров Вачовски испытывала лишь бессилие и ярость.

«Мама просит меня посмотреть на нее, но я не хочу. Я не могу понять: почему, когда я смотрю на нее, она не видит меня».

В старшей школе Лана примкнула к театральному кружку. Отчасти из-за того, что в постановках была задействована ее старшая сестра, но не последнюю роль сыграла костюмерная. Там, среди платьев и туфель, Лана могла долго сидеть в одиночестве, читать и примерять наряды. Она часами рассматривала себя в зеркало — у всех знакомых мальчишек уже появлялась растительность на лице, и Лана боялась однажды увидеть это в своем отражении. Она мало спала, постоянно думала о собственной ущербности, что в итоге переросло в депрессию.

Однажды она пыталась покончить с собой. Отправилась после школы в Burger King, где написала предсмертную записку на четыре страницы, а оттуда — на железнодорожную платформу. Лана знала, что поздним вечером там не будет людей, а один из поездов проедет без остановок. Она была уже готова прыгнуть под локомотив, когда увидела на платформе незнакомого старика — он неотрывно смотрел на Лану.

«Я не знаю, почему он не отводил глаза. Я лишь знаю, что из-за этого я все еще здесь».

Обо всем этом Вачовски рассказывала в своей речи для Кампании за права человека в 2012 году. Первая женщина-трансгендер из всех голливудских режиссеров второй раз в своей жизни выступала с речью на публике. Впервые ее попросил об этом школьный учитель мистер Хендерсон, когда Лана училась в 8 классе. Она хотела отказаться, но учитель настоял, сказав, что «есть вещи, которые ты делаешь для себя, а есть то, что ты делаешь для других».

© Getty Images

Лана готовила речь по ночам, сидя в ночнушке, которую украла у старшей сестры. Писала о знаниях, которые обладают материальностью и могут стать ключом доступа к мирам, которые ранее человек не мог вообразить.

«Смутно помню выступление, после которого я закрылась в кабинке туалета, ощущая под костюмом ночнушку, плача и чувствуя себя глупой лгуньей, не способной вообразить мир, в который могла бы вписаться», — рассказывает Лана.

В 2012 году, стоя перед камерами на выступлении для Кампании за права человека, она вновь вспомнила мистера Хендерсона и его слова о том, что иногда мы совершаем вещи, которые важны для других. Она согласилась расстаться со своей анонимностью и признаться в трансгендерности с надеждой, что ее личная жизнь будет принесена в жертву не зря.

Salt: главное здесь, остальное по вкусу - От Миранды Хоббс до кандидата в губернаторы: профайл Синтии Никсон Ролевая модель От Миранды Хоббс до кандидата в губернаторы: профайл Синтии Никсон

На долгом пути Ланы к принятию себя ее всегда поддерживал брат Энди. В том же 2012 году он с сестрой согласился дать интервью по случаю премьеры «Облачного атласа». Корреспондент, что неудивительно, в какой-то момент перестал обсуждать съемки фильма и переключился на недавно совершенный каминг-аут Ланы. Энди, не стерпев подобного, заявил, что если ему не понравится хоть один вопрос в адрес сестры, он возьмет бутылку и разобьет ее об голову журналиста. «Мало слов, которые выражают любовь яснее, чем эти», — шутила Лана, рассказывая об этом случае.

© Getty Images

Через несколько лет после каминг-аута Ланы СМИ начали охоту на Энди, обещая выпустить серию материалов, разоблачающих трансгендерность второго участника режиссерского дуэта. В 2016 году в издании Windy City Times появилось открытое письмо Вачовски , которое подтверждало, что Энди — трансгендер, окончательно совершивший переход. Теперь это Лили Вачовски.

Лили, ценящая анонимность не меньше Ланы, не была столь откровенна в своем каминг-ауте. Она не рассказывала о детстве, сложностях в осознании своей идентичности, но поведала о репортерах, которые готовы на все ради эксклюзива. Незадолго до признания в дверь Лили позвонил репортер Daily Mail, который заявил, что Вачовски должна сейчас же рассказать ему историю своего перехода, которая «была бы настолько вдохновляющей». Лили припомнила оскорбительную статью издания об учительнице-трансгендере Люси Медоуз, после публикации которой Люси покончила с собой. «Вот еще один! Давайте выставим его напоказ, чтобы все могли на него посмотреть», — пишет Лили, обвиняя жадных до чужих секретов журналистов, которые готовы ломать людские жизни.

Она решила действовать на опережение и призналась во всем самостоятельно — сначала в письме, а затем появившись на церемонии вручения премии GLAAD Media в платье.

© Getty Images

«Быть трансгендером непросто. Мы живем в бинарном мире. Если вы трансгендер, вам придется столкнуться с суровой реальностью и свыкнуться с враждебным отношением общества. Я — одна из немногих счастливчиков. У меня есть поддержка семьи и деньги, чтобы позволить себе хирургов и терапевтов. Но далеко не всем трансгендерам повезло так же. Но я хочу быть оптимистом и подставить свое плечо тем, кто участвует в общей борьбе за прогресс. И надеюсь, что сама буду примером того, что другой мир возможен».

© Getty Images