Сериал «Хорошая борьба»: чему нас учат его героини | Salt

Сериал «Хорошая борьба»: чему нас учат его героини

Кино
Анна Родина
Анна Родина
9 апреля, 19:00
Salt: главное здесь, остальное по вкусу - Сериал «Хорошая борьба»: чему нас учат его героини
Профильные юридические сайты США уже называют «Хорошую борьбу» «одним из самых дерзких сериалов на телевидении», кинокритики Rotten Tomatos присваивают ему 96-процентный рейтинг. А мы смотрим и восхищаемся героинями этого проекта — и учимся быть такими же крутыми, как они.

«Не взлетит» — пророчили зрители в 2016 году, когда стало известно, что у юридической драмы «Хорошая жена» будет спин-офф. Их пессимизм был обоснован: продолжениям и фильмам об отдельных героях «главного» сериала редко удается держать зрителя у экрана так же крепко, как это делал оригинал.
Однако прогноз не оправдался — в марте нынешнего «Хорошая борьба» зашла на третий сезон: и он оказался еще более интересным, динамичным и непредсказуемым, чем предыдущие два. Герои — а точнее, героини, потому что в «Хорошей борьбе» мужчины оттеняют женщин, а не наоборот (как это часто бывает в кино и на телевидении) — в каждой серии решают не только юридические, но и этические вопросы, договариваются друг с другом, собой и «Америкой Трампа». Это не всегда просто — зато понятно, почему хочется быть на них похожими.

Они не боятся начать что-то новое (и заново)

В первом сезоне Диана Локхарт (Кристин Барански), партнер в крупной юридической фирме, переживает победу Дональда Трампа на выборах как личное поражение. Диана решает, что с нее хватит, отправляет первый взнос за домик в Провансе и объявляет коллегам, что выходит на пенсию. Но уже к концу первой серии оказывается, что Генри Ринделл, отвечавший за ее финансы, — мошенник. Накопления и мечты о переезде во Францию вылетают в трубу. Возвращение на прежнее место работы (и к прежнему статусу) — тоже. Диана устраивается юристом в фирму «Реддик, Боузман и Колстад» и берет с собой крестницу — Майю Ринделл (Роуз Лесли), дочь Генри. Обеих сначала не принимают коллеги, и обе уже к концу первого сезона доказывают, что достойны и уважения, и карьерного роста. «Один из советов, который я давала в том числе своим дочерям, такой: знай себе цену», — говорит Барански, которая во многом похожа на свою героиню, а в смелости совсем ей не уступает.

Находят баланс между семьей и карьерой

Во втором сезоне актриса Каш Джамбо, играющая Лукку Куинн, забеременела. Создатели сериала, Мишель и Роберт Кинг, вписали эту линию в характер героини — и показали зрителям, как амбициозная молодая женщина, никогда не мечтавшая о детях, находит баланс между личной жизнью и карьерой.
«Я не планировала беременность, для нас с мужем это стало счастливой случайностью, — рассказывает Джамбо. — Мне нужно было сказать своим работодателям о том, что я жду ребенка. Кинги пришли в восторг и решили, что это отличная возможность исследовать сюжет, с которым они раньше не сталкивались: рассказать историю с точки зрения женщины, зарекомендовавшей себя успешной — партнера в юридической фирме, которая боится разрушить свою карьеру».
Лукка справляется со своими страхами еще во втором сезоне, а в третьем спокойно пользуется молокоотсосом прямо в кабинете конторы «Реддик, Боузман и Локхарт», тем самым утверждая свое право распоряжаться не только своей карьерой, но и своим телом тогда и так, как захочется ей самой.

Открыто высказывают свое мнение

«Вы сказали мне год назад, что если я чего-то хочу в этой фирме, нужно попросить. Я хочу кабинет», — говорит Майя Ринделл в третьем сезоне сериала и не принимает возражений партнеров о том, что «места для юристов не хватает», «давай поговорим об этом позже», пока не добивается своего. А ее коллега Марисса Голд (Сара Стил) доказывает, что профессионалом можно быть в любом возрасте — например, частным детективом в крупной фирме, даже если тебе еще нет тридцати.

Рушат стереотипы и правильно относятся к возрасту

Женщина-босс — непременно жесткая в отношениях с коллегами и скорее всего стерва. Этот стереотип Кристин Барански хотелось сломать, и создатели сериала были с ней заодно. Характер Дианы прописан так, что заметно: она может быть не только строгой начальницей, но и мудрой наставницей. «Мы также не хотели, чтобы Диану воспринимали как женщину определенного возраста, без личной жизни, играющую в жесткие игры, — говорит 66-летняя Барански. — Для Дианы ее возраст — не проблема. Ты смотришь шоу и видишь, как она становится старше, но она все также хорошо одета, отлично выглядит, у нее есть чувство юмора, здоровье и личная жизнь. И мне это нравится».