Седина — это новая женственность: история полосы Маллена и ее значения в современной культуре | Salt

Седина — это новая женственность: история полосы Маллена и ее значения в современной культуре

Про волосы
Евгения Башурина
Евгения Башурина
15 августа, 11:00
Salt: главное здесь, остальное по вкусу - Седина — это новая женственность: история полосы Маллена и ее значения в современной культуре
SALT-collage
В Instagram появляется новая тенденция окрашивания: полоса Маллена — выбеленная прядь в волосах. Пока тренд набирает популярность, рассказываем о его значении и месте в истории.

Название Mallen streak (от англ. — полоса Маллена) стало частью мировой бьюти-повестки благодаря книгам Кэтрин Куксон. Писательница прославилась трилогией о семье Маллен, члены которой были обладателями странного генетического заболевания — на их волосах, будто по велению родового проклятья, появлялась седая прядь. Считалось, что наличие седой полосы на волосах для Малленов — к безрадостной жизни и плохому концу.

Такое заболевание имеет конкретное название в медицине — полеоз. Оно часто обусловлено именно генетикой, но бывали случаи , когда заболевание становилось приобретенным — как реакция на внешние факторы. Развивается полеоз из-за отсутствия пигмента меланина в пораженных волосяных фолликулах.

Знак ведьмы и главный атрибут злодеек

До выхода книг Кэтрин Куксон полоса Маллена существовала в мире под разными названиями. В Средневековье седую прядь в волосах называли witch’s streak (от англ. — полоса ведьмы) или silvermark (от англ. — серебряная метка), а ее обладательницы всегда заканчивали жизнь одинаково — на костре. Средневековым инквизиторам было, в сущности, плевать на генетику — последствия полеоза считались общепризнанным знаком ведьмы вместе с рыжими волосами, родимыми пятнами (метками дьявола) и глазами разного цвета. Такой бэкграунд во многом определил современное восприятие полосы Маллена.

Кадр из экранизации истории о Малленах
Salt: главное здесь, остальное по вкусу - Бьюти-энциклопедия: история накладных ресниц со Средних веков и до нашего времени Индустрия Бьюти-энциклопедия: история накладных ресниц со Средних веков и до нашего времени

В поп-культуре полоса Маллена — это всегда про харизматичных злодеек, колдовство и нечистую силу. В 1935 году с белой прядью в волосах на экранах появилась невеста Франкенштейна, а в 60-е — Лили Монстр из ситкома «Семейка монстров». Вспомните Беллатрису Лестрейндж из франшизы о Гарри Поттере, которая в одиночку могла заменить Волан-де-Морту весь отряд Пожирателей Смерти и метала непростительные заклятия направо и налево. Или Круэллу де Вилль из истории про «101 далматинца» — обладательницу наполовину седых волос, эксцентричную self-made woman, которая пойдет на все ради достижения собственной (не всегда доброй) цели.

Появление таких персонажей на экране — явный референс в сторону феминизма, сильных и независимых женщин, для которых седые пряди стали визитной карточкой.

Полоса Сьюзен Зонтаг: седина и феминизм

Связь феминизма и полосы Маллена прослеживается и благодаря реальным личностям. Ролевая модель современных феминисток, Сьюзен Зонтаг (она же объяснила нам всем, что такое «кэмп»), обзавелась седой прядью в результате полеоза, но не спешила ее закрашивать — Зонтаг превратила полосу Маллена (а для кого-то «полосу Сьюзен Зонтаг») в свой товарный знак.

Посыл Сьюзен весьма прост, и его транслируют в массы многие современные знаменитости: не нужно стесняться и маскировать особенности своей внешности, даже если они не вписываются в общественные представления о красоте

Сьюзен Зонтаг / Wikimedia

Американский политик Тулси Габбард — еще одна обладательница седой пряди. В политической биографии Габбард есть много неоднозначных моментов — в начале карьеры она негативно высказывалась о легализации однополых браков и абортов. Со временем взгляды Тулси изменились, и сейчас она выступает на стороне ЛГБТ-сообщества и поддерживает свободу выбора женщин, а ее седая прядь вызывает в Сети не меньше обсуждений, чем развод очередной знаменитой пары. Многие пользователи были уверены, что седина Габбард — это хитрый стратегический ход, ведь она слишком молода (Габбард всего 38 лет). Как оказалось, седина появилась в ее волосах во время службы в Ираке, и Тулси не стремится ничего закрашивать, оставляя ее в качестве напоминания о своем опыте.

Тулси Габбард. Фото: @tulsigabbard / Instagram

Своей седины не стесняется и модель Крисси Тейген. Она спокойно относится к лишнему весу и  оповещает Twitter о седых волосах, которые исполняют ее давнюю мечту — быть похожей на Круэллу де Вилль. В реплаях к твиту Тейген собираются десятки пользователей, которые делятся фотографиями своих седых прядей и говорят о том, как важно не стесняться изменений своей внешности. Честное восприятие седых волос — это женская власть над временем и ситуацией, принятие того факта, что все меняется. Да, волосы седеют, морщины становятся глубже, лишние килограммы прилипают все сильнее — и это естественно.

Salt: главное здесь, остальное по вкусу - Знай свои корни: главные феминистские книги, которые изменили жизнь женщин Книги Знай свои корни: главные феминистские книги, которые изменили жизнь женщин

Тенденция в окрашивании

Полоса Маллена никогда не была прерогативой тех, кто получил ее естественным путем. В 70-х она стала символом сайкобилли-культуры, вдохновленной классическими хоррорами, панком и кантри. Сайкобилли-девушки высветляют себе пряди вслед за Лили Монстр и невестой Франкенштейна уже много лет. Яркий пример — Патриция Дэй, вокалистка и контрабасистка группы HorrorPops. Стиль Дэй — собирательный образ сайко-девушки, эдакой классической поклонницы сайкобилли с полосой Маллена и красной помадой на губах.

Патриция Дэй / Wikimedia

Во многом с подачи субкультуры сайкобилли полоса Маллена стала приобретать новые цвета и формы. Любимица всех подростков Билли Айлиш осветляет корни и красит их в неоново-зеленый, чем порождает пространные рассуждения о зарождении новой тенденции, хотя на деле это всего лишь современная интерпретация полосы Маллена. Еще примеры: исполнительница Келси Лу и ее черные косы с платиновыми прядями и дизайнер Мими Уэйд с обесцвеченной длинной челкой.

Полоса Маллена становится частью новой женственности, и неважно, какие формы приобретает этот посыл — феминистские, злодейские или контркультурные.