Плохой-хороший Рутгер Хауэр. Репликант, бомж и постапокалиптический стоик, которого мы потеряли | Salt

Плохой-хороший Рутгер Хауэр. Репликант, бомж и постапокалиптический стоик, которого мы потеряли

Звездные истории
Соня Шпильберг
Соня Шпильберг
25 июля, 17:40
Salt: главное здесь, остальное по вкусу - Плохой-хороший Рутгер Хауэр. Репликант, бомж и постапокалиптический стоик, которого мы потеряли
Getty Images / SALT-collage
В своем доме в голландской деревеньке тихо умер легендарный актер Рутгер Хауэр. Ему было 75 лет, а его жизнь стала череда приключений — от постапокалиптических земных до межгалактических, по крайней мере, на экране. Его фильмография на редкость велика и разнообразна, он не боялся играть в заведомо провальном кино и не страдал снобизмом, потому что… Да, черт возьми, просто он был крут. Рассказываем, почему его герои вели нездоровый образ жизни, проливали тонны крови и страдали подавленным благородством.

Теснота реального мира

Есть люди, которые не живут, а вальсируют. Хауэр как раз был из таких. У него была тяга к приключениям и доверие к миру, который все время подбрасывал ему идеи для очередной выходки. Красавец с пронзительным взглядом, конечно, в юности он играл в театре, а в 15 лет сбежал с моряками и отправился в кругосветное плавание, попутно выучив несколько языков.

Все же Рутгер получил театральное образование и познакомился с режиссером Полом Верховеном — сейчас трудно сказать, кто из них более культовый. Фильм «Восточные сладости», куда режиссер пригласил Хауэра, сделал обоих известными за пределами Нидерландов, но каждый пошел своим путем. Верховен заработал славу мастера тонких эротических сцен, а Хауэр — красавца «с бесовщинкой», которому неведом страх — а значит, область его экспериментов безгранична. Так и повелось.

В Голливуде Хауэр впервые появился вместе со Сталлоне в боевике «Ночные ястребы» — вообще, боевики, фэнтези, хорроры и sci-fi становятся ключевыми жанрами в его карьере. Он обожал машины, оружие и фантастические миры, потому что реальный ему был явно тесноват.

Хауэр — это такой маскулинный герой, за вычурно мужланскими привычками которого и пренебрежением к себе кроется загадка и какая-то мудрость

Видимо, эта загадка — природная застенчивость Хауэра, которая, по его мнению, всегда мешала ему быть актером. Да он, собственно, и не хотел им быть — просто так получилось.

Самые крутые герои Хауэра

Кадр из фильма «Бегущий по лезвию». Courtesy photo

«Бегущий по лезвию» 1982 года? Конечно. Плохой парень — репликант и машина для убийства Рой Батти с его финальным монологом , который в эти дни можно публиковать в качестве аутонекролога. Сам Хауэр говорил, что поэзия уже была внутри персонажа. Ридли Скотт, режиссер фильма, попросил его в этом эпизоде: «Добавь все, что посчитаешь интересным». И эти самые легендарные «слезы под дождем» оказались импровизацией Хауэра.

«Обычно начинаешь думать, кем были родители героя, что случалось в его жизни. Когда я в первый раз прочел сценарий, сцена смерти моего героя состояла из более чем 300 слов техно-трепотни. Я подумал, что финал — это не самый подходящий момент, чтобы ударяться в проповеди. Да и потом — у андроида уже садится батарейка. В итоге я оставил два предложения, которые уже были в сценарии, и добавил еще одно: „Все эти мгновения затеряются во времени, как слезы под дождем… Время умирать“. Сейчас я понимаю, что создал в финале нечто важное — тишину и скорость. Я очень рад, что многие до сих пор могут эту фразу цитировать наизусть», — рассказывал Рутгер Хауэр в одном из  интервью .

Но как минимум просто культовым — в отличие от мегакультовости «Бегущего по лезвию» — стал хоррор «Считанные секунды» 1992 года, где Хауэр сыграл детектива (точнее, антидетектива), разыскивающего кровожадного монстра-убийцу в затопленном водой Лондоне. «Культовость» его героя — в максимальном несовершенстве. «Два кофе и побольше сахара», — говорит детектив Харли Стоун, затягиваясь сигарой, в одном из постапокалиптических клубов Лондона.

Кадр из фильма «Считанные секунды». Courtesy photo

В его квартире нет ничего, кроме пыли, уличных голубей и спиртного, он верен только одной женщине и бесстрашно сражается с монстром, живущим в лондонской подземке. Да, а еще он носит тяжеленные кожаные сапоги, плащ, в карманах которого хранит шоколад и пончики, и цветные очки — наш герой

Конечно, аутентичность Хауэра и фильмов с его участием — это также и переводы Гаврилова и Володарского с этими фирменными «мать твою», «ублюдок» и «срань господня». В фильме «Приветствие Джаггера» 1989 года (он же «Кровь героев») Хауэр играет постапокалиптического стоика по прозвищу «Желтушник». Он лидер команды игроков, чья жизнь — лишь игра: продул — умер. В фильме Хауэр олицетворяет преданность идее, волю к победе, командный дух, при этом он хладнокровно жесток во имя той самой идеи «победы», что и делает Хауэра крутым мужиком. Правда, с внутренней драмой, и это вообще свойство всех, даже запредельно маскулинных образов Хауэра.

Кадр из фильма «Приветствие Джаггера». Courtesy photo
Salt: главное здесь, остальное по вкусу - «Я всё и сразу»: самые запоминающиеся образы Бенедикта Камбербэтча Люди «Я всё и сразу»: самые запоминающиеся образы Бенедикта Камбербэтча

Фильм «Плоть и кровь» Пола Верховена вышел в 1985 году, в нем масса кровавых и сверхнатуралистичных сцен, в том числе и сексуального характера. Говорят, натурализм в Голливуде начался с Верховена. Лента «Плоть и кровь» стала последней совместной работой Верховена и Хауэра, они выяснили отношения именно на этой съемочной площадке. За ультранасилие в США фильм получил самый жесткий рейтинг «Х».

Кадр из фильма «Плоть и кровь». Courtesy photo

В фильме «Бомж с дробовиком» Рутгер Хауэр не просто герой — а человек-цитата из боевиков 80-х и 90-х. Режиссер Джейсон Айзенер специально пригласил его на роль в этой истории, чтобы завернуть вокруг Хауэра стилистику грайндхауса.

Здесь Хауэр, как всегда, «мужик» и, как всегда, — несовершенный. Да, и, на минуточку, бомж — правда, с чувством острой социальной несправедливости и местами даже сентиментальный. Алкоголь, реки крови и хауэрова седая борода — все прекрасно

Кадр из фильма «Бомж с дробовиком». Courtesy photo

В апреле 1999 года Хауэр получил в Нидерландах звание «Лучший актер столетия». Празднование этого события вылилось в ретроспективу его фильмов на нидерландском телевидении, проведенную без остановок в течение целого дня. Пока голландцы не решили, как увековечить образ Хауэра, поклонники этого, без сомнения, культового актера провожают его в последний путь в деревеньке Битштерцвааг в провинции Фрисланд, где в последние годы мирно отдыхал Хауэр. Вероятно, это местечко станет меккой для паломничества его фанатов в скором будущем.

А теперь: 10 выстрелов вверх из дробовика и — покойся с миром, дорогой Рутгер.