«Это была самооборона в условиях длящегося преступления»: все, что нужно знать о деле сестер Хачатурян | Salt

«Это была самооборона в условиях длящегося преступления»: все, что нужно знать о деле сестер Хачатурян

Социалка
Ольга Карчевская
Ольга Карчевская
4 июля, 19:00
Salt: главное здесь, остальное по вкусу - «Это была самооборона в условиях длящегося преступления»: все, что нужно знать о деле сестер Хачатурян
В июне в Москве прошли пикеты в поддержку Марии, Ангелины и Крестины Хачатурян — девушек, над которыми годами издевался отец, и которые сейчас обвиняются в «убийстве по предварительному сговору». С такой трактовкой происшедшего не согласны правозащитники, активисты, психологи. Специально для Salt Mag журналистка Ольга Карчевская поговорила с ними и выяснила, что сейчас происходит с сестрами, какую поддержку им можно оказать, и почему принятие правильного судебного решения по резонансному делу так важно для всех жителей России.

27 июля 2018 года в доме на Алтуфьевском шоссе был убит 57-летний Михаил Хачатурян. Мужчина скончался от множественных ножевых ранений, которые нанесли ему дочери: 17-летняя Мария, 18-летняя Ангелина и 19-летняя Крестина. Девушек в тот же день заключили под стражу, в полиции они дали первые показания, назвав причиной преступления «личные неприязненные отношения».

Позже, когда у сестер появились адвокаты, выяснились и новые подробности дела: оказалось, Михаил Хачатурян годами издевался над женой и дочерьми — последних он избивал, распылял в лицо газ из перцового баллончика и насиловал.

Следствие предъявило сестрам Хачатурян обвинение по ч. 2 ст. 105 УК РФ — «Убийство группой лиц по предварительному сговору». Наказание по этой статье — до 20 лет колонии. Однако следствие также подтвердило факты сексуального и другого физического насилия в их отношении со стороны отца, Михаила Хачатуряна, и отметило, что девушки длительное время находились в травмирующей ситуации. «Я ни о чем не жалею. Нельзя было больше сносить то, что он с нами делал, — рассказала Ангелина в интервью „Московскому комсомольцу“ год назад, спустя трое суток после задержания. — Тюрьма — это лучше, чем жить с ним. С 10 лет избиения, с 14 — домогательства».

сёстры Хачатурян. фото из соцсетей

Родственники и близкие друзья семьи Хачатурян считают, что обвинения сестер — ложь, называют их убийцами и требуют суровой расправы. Сами девушки сейчас находятся под домашним арестом. Они ограничены в передвижении, им запрещено пользоваться телефоном, интернетом, общаться друг с другом и прессой.

— К предъявлению обвинения в такой редакции мы были готовы на протяжении всего времени расследования, так что неожиданностью это не стало, — рассказал Salt Mag адвокат Крестины Хачатурян Алексей Липцер. — Сейчас ее состояние вполне нормальное, не отчаивается. Перспективы есть, мы надеемся на Генеральную прокуратуру, которая после нашего ознакомления с материалами дела должна будет принимать решение об утверждении предъявленного обвинения или о возврате дела для дополнительного расследования. Насчет именно Крестины напомню, что ее позиция заключается в ее невиновности в связи с непричастностью к преступлению, не просто в связи с состоянием необходимой обороны. Поэтому мы рассчитываем, что прокуратура внимательно отнесется к нашим доводам и прекратит на этом основании уголовное преследование Крестины.

Salt: главное здесь, остальное по вкусу - #МыСестрыХачатурян: почему мы будем защищать этих девушек Колумнисты #МыСестрыХачатурян: почему мы будем защищать этих девушек

«Флешмоб #МыСестрыХачатурян — о том, что на их месте могла быть любая из нас»

За то, чтобы трактовать действия Марии, Ангелины и Крестины как самооборону, выступают не только их адвокаты — Алексей Липцер, Ярослав Пакулин и Алексей Паршин. На защиту девушек встали правозащитники, активисты и общественные деятели. В соцсетях запустили флешмоб #МыСестрыХачатурян, а к Следственному комитету РФ в июне вышли несколько тысяч людей — у каждого из них была возможность выразить девушкам свою поддержку, постояв в одиночном пикете. Такие же пикеты прошли и в других городах России — от Калининграда до Владивостока.

Ольга Карчевская в одиночном пикете 17 июня во Владивостоке

Соосновательница «Проекта W: взаимопомощь для женщин» Алена Попова запустила в интернете петицию о полном прекращении уголовного преследования сестер Хачатурян, где рассказала о том, что, исходя из материалов дела, ни о каком «предварительном сговоре» речи идти не может, и сестер необходимо оправдать. Вот цитата из петиции (к 4 июля 2019 года ее подписали 224 866 человек. — Прим. Salt Mag).

«Крестина вбежала в комнату, думая, что опять отец применяет насилие к сестрам. Она попыталась прыснуть ему в лицо перцовым баллончиком. Но даже не попала (то, что у убитого не обнаружено следов газа, установлено экспертизой). Никакой целенаправленности в ее действиях не было. […] Младшая из сестер — Мария, признана судебными психиатрами невменяемой на момент совершения убийства. То есть она не отдавала себе отчета в своих действиях.

Таким образом, в деле не может быть еще и группы лиц и тем более сговора предварительного. Мы требуем соблюдения следствием ст. 37 УК РФ, дающей каждому гражданину и гражданке РФ право на защиту своей жизни и здоровья от посягательств и насилия!»

Salt: главное здесь, остальное по вкусу - Младшую из сестер Хачатурян признали невменяемой — ее дело могут рассматривать отдельно Общество Младшую из сестер Хачатурян признали невменяемой — ее дело могут рассматривать отдельно

Автор законопроекта о криминализации домашнего насилия Алена Попова рассказала Salt Mag, что правовая позиция о защите собственной жизни всеми способами заложена в постановлении пленума Верховного суда России от 2012 года, однако на практике «многое зависит от взглядов следователя и судьи».

— По данным Судебного департамента при Верховном суде России, только в 2016 году за превышение пределов самообороны было осуждено 854 человека, — говорит Попова. — Из них 286 человек — за убийство при превышении необходимой самообороны. Сели же в тюрьму за то, что перестарались, защищая себя, 135 человек. Из них 52 осужденных убили нападавших. Остальные причинили разной степени вред здоровью агрессоров. То есть каждый шестой обвиненный в превышении пределов самообороны оказывается за решеткой. В деле сестер Хачатурян есть явное, доказанное самим следствием, длящееся насильственное преступление, и не одно. Это было самообороной в условиях длящегося преступления.

Инициативная группа активисток предложила всем, кто считает несправедливым содержание сестер Хачатурян под стражей, пройти по центру Москвы с «Маршем Сестер». Он должен был состояться 6 июля, однако мэрия столицы не согласовала ни один из предложенных маршрутов, предложив провести мероприятие в Люблино — спальном районе столицы. Это выглядело, как издевка. Сложилось впечатление, что государство стало старательно забывать о «деле сестер» — после отмены марша 6 июля один за другим снялись запланированные эфиры по этой теме с федеральных телеканалов.

Salt: главное здесь, остальное по вкусу - Канал «Россия 1» отменил программу Андрея Малахова о деле сестер Хачатурян Общество Канал «Россия 1» отменил программу Андрея Малахова о деле сестер Хачатурян

«Она знает о волне поддержки, и для нее это приятная неожиданность»

Однако после успеха в разрешении дела Ивана Голунова, когда люди по всей стране проявили неслыханную солидаризацию, у многих появилась вера в то, что мы общими усилиями действительно можем что-то изменить.

стрит-арт в Санкт-Петербурге в поддержку сестер Хачатурян

— Общество крайне возмущено, что жертв длящегося насилия, которые сумели освободиться, нарекают убийцами и хотят посадить, — говорит Алена Попова. — Марш — это выход не только за сестер Хачатурян. Сетевой флешмоб #МыСестрыХачатурян — о том, что на их месте могла бы быть любая из нас. Их случай не уникален, просто не все жертвы решаются убить своего тирана.

«Мы будем согласовывать его [марш] на 27 июля (год с трагедии сестер), — написала на своей странице в фейсбуке активистка Дарья Серенко. — Мы уверены, что при правильном общественном напоре мы сможем этого добиться. Собранные энтузиастами деньги для марша (около 18 тысяч на аренду аппаратуры для марша) стоят на учете, и отчет по ним будет предоставлен (весь донейшн будет возвращен при другом раскладе событий или переведен в фонд помощи женщинам, пострадавшим от домашнего и сексуального насилия). Правительство Москвы явно показало нам свое отношение к ситуации насилия над женщинами, а теперь очень боится, что мы выйдем на несогласованную акцию».

Серенко также рассказала о том, что активисткам, журналисткам и заявительницам угрожают не только сторонники племянника Михаила Хачатуряна — Арсена, уверенного в невиновности дяди, но и представители так называемого «Мужского государства»

«Нам стало известно, что марш могут атаковать мужчины с перцовками, а без полиции — то есть без согласования с мэрией — нам будет нечем от них защититься. Мы не хотим всех вас подвергать опасности не только быть задержанными за „несогласованную“ акцию (хотя граждане имеют право собираться мирно — и это право гарантировано нам конституцией), но и опасности нападения».

Серенко отметила, что понимает страх людей перед полицейским произволом и финансовыми рисками — то есть штрафами за выход на несогласованный митинг — поэтому предложила «продолжить пикетную очередь в этот день и выйти на Болотную площадь к памятнику „Дети — жертвы пороков взрослых“; устроить одиночный пикет у собственного дома или поддержать сестер онлайн: записать пост или видео с хештегом #мысестрыхачатурян».

«Хоть это и одиночный пикет, отсутствие задержаний мы гарантировать не сможем, — написала Дарья. — Вот техника безопасности и правила пикетной очереди, опробованные у здания Следственного комитета». Завтра, 5 июля, в Москве пройдет поэтический вечер в поддержку сестер Хачатурян, организованный Оксаной Васякиной, Ильей Данишевским, Дарьей Серенко и Антоном Красильниковым.

«Женская поэзия и проза, которая прозвучит на вечере, — это наш вклад в то, чтобы подобное никогда не повторялось, и в то, чтобы дело сестер Хачатурян было переквалифицировано». Среди участниц чтения: Алена Долецкая, Вера Полозкова, Екатерина Гордеева, Линор Горалик и другие. В конце вечера можно будет написать сестрам Хачатурян слова поддержки.

По словам адвоката Крестины Алексея Липцера, письма девушкам приходят уже сейчас.

— Она знает о волне поддержки, и для нее это приятная неожиданность, — рассказал Липцер Salt Mag. — Конечно, она благодарна каждому человеку, кто поддерживает ее лично и ее сестер.

Алексей Паршин, адвокат Ангелины Хачатурян, в разговоре с Salt Mag упомянул, что часто обсуждает с ней общественную поддержку, и сейчас состояние девушки «значительно лучше, чем год назад. Она настроена на борьбу».

Salt: главное здесь, остальное по вкусу - Несколько сотен человек вышли на пикеты в поддержку сестер Хачатурян Общество Несколько сотен человек вышли на пикеты в поддержку сестер Хачатурян

4 июля защиту сестер Хачатурян неожиданно высказалась уполномоченная по правам человека в РФ Татьяна Москалькова. В интервью РИА Новости омбудсмен сказала, что к ней поступило обращение от правозащитника. «Согласно закону, я не могу вмешиваться в следствие, — отметила Москалькова. — Поэтому я направила обращение прокурору с тем, чтобы он проверил правомерность тех претензий к следствию, которые сегодня сформировали правозащитники по делу Хачатурян».

Татьяна Москалькова также добавила , что «очень сочувствует девочкам, которые со слов их адвокатов, средств массовой информации попали вот в эти условия насилия и издевательств» и уверена, что суд должен учесть эти обстоятельства при рассмотрении дела.

Почему «дело сестер» произвело такой wow-эффект?

Мы просто устали терпеть. Мы устали жить в страхе. Мы — это женщины. Во всем мире и в России в частности идет настоящий феминицид — необъявленная гендерная война, где мужчины буквально истребляют женщин. Если мужчина изнасиловал, избил, убил женщину — нет никакой гарантии, что он ответит за свое преступление. Депутат Дмитрий Гудков пишет: «Когда начинаешь разбираться в деле сестер Хачатурян, узнаешь, что: С 2016 по 2018 годы 2500 женщин были осуждены за убийство (ч.1 ст. 105 УК РФ). 80% этих убийств связаны с домашним насилием. В 89,2% случаев конфликт был инициирован убитым. В 97% случаев орудием убийства послужил кухонный нож. Закон о криминализации домашнего насилия в России не принят». На отказ мэрии санкционировать «Марш Сестер» Дмитрий Гудков отреагировал так.

«Перед нами доказательство того, что борьба за права женщин — это политика, и политика оппозиционная. Казалось бы, ведь не против Путина люди хотят выйти, не за честные выборы, даже не на борьбу с мусором. А просто в защиту трех девушек. Но нет — нельзя. Страшен любой протест, любая самоорганизация. „Вы никогда не будете здесь ничего решать“, — говорят нам. И уже нет разницы между феминистками и оппозицией»

— Такие дела во всем мире являются сложными: баланс обороны и убийства непростой случай для квалификации и оценки, — рассказала Salt Mag правозащитница Мари Давтян. — Сейчас правосудие отвернуто от жертв домашнего насилия. В первую очередь потому, что в обществе нет понимания, что домашнее насилие — это серьезное нарушение прав человека. Но судьи и следователи — тоже продукт нашего общества. Чтобы ситуация изменилась, нам нужно принимать закон против домашнего насилия, криминализировать все формы домашнего насилия. Поможет только системная работа по просвещению населения, специальные образовательные программы и программы повышения квалификации для правоприменителей.

«Обвинительный приговор жертвам станет огромным ударом по чувству базовой безопасности всех жителей страны»

Gabriel Benois / unsplash

В  интервью журналу Forbes директор фонда «Русь Сидящая» Ольга Романова рассказала, что российские законы крайне ограничивают женщин в самозащите. «В 2012 году МВД зафиксировало 34 000 жертв домашнего насилия. Через пять лет число жертв почти удвоилось — 65 500 только за один 2016 год. А с 2017 года вдруг произошло резкое снижение числа жертв — 36 000. В 2018 году еще меньше. Почему? Потому что был принят закон о декриминализации домашнего насилия. Если до 2017 года можно было сесть в тюрьму за избиение жены, то теперь за избиение полагается примерно такой же штраф, как за парковку в неположенном месте».

Получается, что бьют дома чуть ли не каждую вторую, а выхода из этой ситуации у женщин попросту нет. Разве что — ногами вперед. «Марш Сестер» — это протест против насилия. Одинаково важный для всех нас.

А самим сестрам, по словам психотерапевта Андрея Юдина, нужна слаженная работа команды специалистов, специализирующихся на терапии травмы, и социальных работников.

— Эта работа должна продолжаться столько, сколько потребуется — от одного года до многих лет, — рассказал Salt Mag Юдин. — Если вы хотите поддержать девушек, передав через адвокатов письма, я хочу подчеркнуть, что писать можно о себе, о том, какие чувства возникли по отношению к ситуации и к сестрам.

— Нельзя писать о них самих: их чувствах и будущем, предлагать свои версии того, что они должны и не должны чувствовать и думать, как должны относиться к ситуации и людям, вовлеченным в нее, выражаться оценочно об их поступках

«Поддержка» такого рода от посторонних людей, как правило, воспринимается людьми как непрошеное вторжение в их личное пространство и вещание свысока, с позиции «я лучше вас знаю». Это не поддерживает, а вызывает лишь отторжение и чувство еще более глубокого одиночества и неуслышанности.

С психологической точки зрения ситуации, подобные делу сестер Хачатурян, являются вопросом психического здоровья всего общества. Обвинительный приговор жертвам насильника, педофила и садиста за то, что они посмели от него спастись, станет огромным ударом по чувству базовой безопасности всех жителей страны. Это очередной четкий и ясный сигнал от государства о том, что ни один человек в стране не может рассчитывать на справедливое судебное разбирательство, если он посмеет защищать свою жизнь и здоровье от преступников. И, наконец, что госструктуры, отвечающие за безопасность граждан, представляют самую большую опасность для этих самых граждан, если они смогли защитить себя сами, потому что продолжают руководствоваться архаичными и искаженными представлениями о психологии жертв насилия.

Еще одна цитата из текста Ольги Романовой: «В приговоре обязательно будет вот такой оборот, самый важный для вас: „Обвиняемая должна была действовать социально приемлемым способом“. То есть пытаться увлечь напавшего разъяснительной беседой. Поставить в курс участкового. Обратиться в домовой комитет и написать обращение депутату. Или применить прием самообороны, не влекущий за собой тяжких последствий для здоровья нападавшего. Не сделали всего этого — получите убийство по неосторожности или предумышленное убийство, что может быть во втором и в третьем случае, и свои 10 лет.

Много ли таких случаев? За последние два года порядка 3 000 женщин были осуждены именно за убийство при таких обстоятельствах. Причем в большинстве случаев речь идет об убийстве женщиной мужа, возлюбленного или родственника мужского пола при попытке защититься от насилия. При этом ежегодно порядка 8 500 женщин погибают из-за преступных посягательств. Это те, у кого под рукой не оказалось клюшки для гольфа, ножа или сил толкнуть напавшего виском в подоконник. То есть у женщины всегда есть выбор: погибнуть или сесть на 10 лет».

В сериале «Восьмое чувство» сестер Вачовски есть эпизод про корейскую женскую тюрьму, где одна из заключенных говорит: «Почти все мы попали сюда за убийство своих мужей, братьев, отцов — и всем нам здесь гораздо лучше, чем было дома с ними».

Подписать петицию в защиту сестер Хачатурян можно здесь.