Новая маскулинность: почему мужчины полюбили розовый | Salt

Новая маскулинность: почему мужчины полюбили розовый

Тенденции
Соня Шпильберг
Соня Шпильберг
27 июня, 19:00
Salt: главное здесь, остальное по вкусу - Новая маскулинность: почему мужчины полюбили розовый
Розовый красив, но вместе с тем и противоречив. Селебрити-мужчины все чаще выходят в свет в розовом, а модная индустрия отливает всеми оттенками нежности. Несмотря на это, общество все еще колеблется между фобией и аддикцией в отношении этого легендарного цвета. С чего все началось, кто устанавливает гендерные правила и кто их разрушает? Начнем, пожалуй, с моды.

Почему Жакмюс всех уделал?

24 июня Симон Порт Жакмюс, французский модельер и основатель модного бренда Jacquemus, празднуя 10-летие бренда, провел сногсшибательный показ . И не в каком-нибудь Париже, а в живописной прованской «дыре» — в полях рядом с городком Валенсоль. Помимо того, что зрелище было поистине впечатляющим — причесанные лавандовые прерии пересекала линия жгуче-розового подиума, а зрители томились на 40-градусной жаре, но ликовали — это событие можно назвать также и триумфом бесполости. Одежду сезона весна-лето 2020 Симон не стал разделять на мужскую и женскую, коллекции были объединены в одну — по подиуму шли модели, стиль которых невозможно определить как мужской или женский. Да и зачем, если в моде и в жизни границы гендерной идентичности становятся все бледнее, но все ярче выступает розовый (не только в коллекции Жакмюс, но и в масс-маркете), прежде — цвет исключительной женственности.

креативный директор Dior Homme Ким Джонс

«Пол уже не имеет значения»

Теперь маркетологи опасаются, что им предстоит пересмотреть всю консервативную парадигму «продаваемых ценностей» и делать моду по новым правилам, когда рушатся не только смыслы, но и сам формат производства и потребления.

Несмотря на органзу, кружева и цветы, коллекция Джонса все еще оставалась «мужской» хотя бы номинально. Но, видимо, теперь и сама модная экономика переживет гендерную революцию, что изменит в корне саму индустрию.

Salt: главное здесь, остальное по вкусу - Jacquemus провел юбилейный показ новой коллекции на лавандовом поле в Провансе Мода Jacquemus провел юбилейный показ новой коллекции на лавандовом поле в Провансе

Кто сказал, что розовый — женский цвет?

Unsplash

Вокруг розового столько возни совершенно не зря. Это не просто цвет, это — знак, и его использование вне привычных условий становится жестом. А когда жест позволяют себе все чаще, и не только знаменитости, но и вполне земные существа, это становится общей тенденцией. Так и происходит сегодня с розовым цветом. Исторически вообще не существовало какой-либо гендерной брони за розовым. Его трактовку позволяли себе, как правило, художники и поэты, и в Викторианскую эпоху цвет стал символизировать чистоту и юность — как румянец на щеках девственницы. При этом розовый еще не был женским цветом, он, скорее, олицетворял детство. Именно поэтому костюмчики для мальчиков шили из розовой ткани — ведь цветом Марса, огня, мужественности тогда считался красный, а розовый был как бы его детским подобием.

Джо Паолетти в своей книге «Розовый и голубой» пишет, что в XIX веке голубым и розовым начали маркировать малышей для демонстрации полового различия в роддомах. Эта процедура явилась частью эпохи индустриализации и вступающих в жизнь коллективных практик. Опять же из практических соображений тенденция была подхвачена садами и школами, а к середине ХХ века — и маркетологами. Не без участия Жаклин Кеннеди и Мэйми Эйзенхауэр, которые были мастерицами по привнесению розового в жизнь страны (от декора Белого дома до собственного гардероба).

Розовый стал носителем позитива и олицетворял здоровый румянец уже не девственниц, а первых леди, раскрасневшихся от домашних забот о мужьях. Реклама 50-х годов пестрела розовым — от кухонных гарнитуров и детских игрушек до кадиллаков. Рынок наводнили гендерно-маркированные товары, это был хороший ход, потому как стало легко таргетировать аудиторию. Но благодаря контркультурному движению розовый стал вызовом. Это протест, свобода и борьба со стереотипами. Именно в таком контексте розовый существовал до ХХI века, пока не начал расплываться в буржуазном контексте и не был освоен масс-маркетом.

Стивен Тайлер, фронтмен группы Aerosmith

«Наркотики, секс, любовь и разбитые сердца — все это розовый. Значит, розовый — это рок-н-ролл, вызов и свобода, а красный, белый и синий пусть забирает себе страна»

Почему женщинам можно выбирать цвета, а мужчинам — нет?

Помпео Батони «Портрет сэра Питера Бекфорда», 1766

Когда-то все было наоборот. Как ни странно, но мода именно в мужском костюме традиционно была особенно пышной и пестрой. Английские щеголи XVIII века назывались «макарони», потому что они увлекались всем итальянским. Макарони любили красные каблуки, высокие парики, в костюме использовали бархат, шелк и парчу, ткани украшали вышивкой, камзол — пуговицами из драгоценных материалов или стекла. В XIX веке роль законодателя модных причуд была также закреплена за мужчиной, не в пример современному положению дел. Мужчины были более свободными, чем женщины — могли чаще бывать на людях и позволяли себе выглядеть безупречно в любом возрасте, тогда как женщины после 25 считались «неликвидом». Мужчины были денди — не все, конечно, а самые смелые и те, кому было что сказать о себе.

Salt: главное здесь, остальное по вкусу - Балетные пачки, зонтики и сумка-такса:  Thom Browne показал новую мужскую коллекцию в Париже Мода Балетные пачки, зонтики и сумка-такса: Thom Browne показал новую мужскую коллекцию в Париже

Представьте себе красавца, выгуливающего поутру на Монмартре свою домашнюю черепаху. Да-да, именно черепаха была любимым домашним животным денди, потому что прогулка в этом темпе давала возможность ослеплять окружающих безупречностью своего жилета цвета фуксии. Оскар Уайлд, как представитель эстетизма и дендизма, считал своим долгом удивлять окружающих и восхищать своей смелостью, благодаря ему со скоростью ветра распространялась мода на новые цвета и формы жилета. Мужчине дозволялись все его прихоти в игре с цветами. Денди диктовали правила цветового кодекса, не говоря уже о поведении и трендсеттерстве. С другой стороны — именно денди положили начало минимализму в одежде, в конце концов доведя свои причуды до перфекционистского исступления.

Пока женщины ХХ века отбирали у мужчин не только одежду, но и права, робко на горизонте моды возник образ мужчины в юбке. Чем, собственно, современный денди хуже классического? Теперь можно все. Правда, как женщинам, так и мужчинам. Трудно, скажем, не заподозрить в дендизме Канье Уэста, который в далеком 2012-м дерзнул выйти на сцену в черной кожаной юбке Givenchy. Сейчас этого бы никто не заметил. Конечно, юбки, в отличие от розового, не стали массовым социальным явлением, но такие дизайнеры, как Марк Джейкобс, Рик Оуэнс, Джереми Скотт и Крейг Грин, возведший андрогинность одежды в разряд искусства, органично выражают тенденцию, которая перемещается из субкультурного слоя в общесоциальный.

Джереми Кларксон или Гэтсби?

Кого выбрать ролевой моделью — личное дело каждого. Сейчас сосуществуют два лагеря: агрессивно-тестостероновый и гендерно-толерантный. Правда, первые явно становятся меньшинством: выпучивать маскулинность — уже моветон. Безусловно, мода на розовый спровоцирована деятельностью ЛГБТ-сообщества — невероятно активной формацией, которая не только в корне меняет гендерные маркеры, но и заставляет пересмотреть всю экономику цвета, существовавшую доселе. Некоторые дизайнеры, такие как Sky Cubacub, стараются разрушить не только гендерные стереотипы, но и привычное восприятие красивого тела на службе моды, создавая одежду для тансгендеров-инвалидов.

rebirthgarments.com

Одним из философов нового направления является креативный директор Gucci Алессандро Микеле — рупор фэшн-амбивалентности, транслирующий новые правила моды в СМИ. Он революционно перевернул концепцию консервативного бренда, надев на мужчин кружева, атласные банты и розовые брюки.

Алессандро Микеле, креативный директор модного дома Gucci

«Для меня мужественность — это красота, и если вы хотите быть красивым, вы можете быть таковым, одежда больше не определяет пол»

Все еще считаете розовый предрассудком или причудой заевшихся селебрити? Тогда вот вам ролевая модель, против которой не могут устоять ни женщины, ни мужчины. Гэтсби. Великий Гэтсби, который в финале романа Фицджеральда 1925 года надевает розовый костюм. Прекрасно сыгранный Ди Каприо эпизод демонстрирует это перевоплощение как отпечаток социальных и интеллектуальных убеждений героя на самом пике мужественности. Конечно, найдется Джереми Кларксон, «мужественный хулиган» и «альфа-самец», который послужит вам примером оплота маскулинности, — он почем зря клеймит мужчин за розовые галстуки и не только. Но его потуги на общем фоне выглядят нелепо, ведь если представить бои без правил между ЛГБТ и Top Gear, становится ясно, кто победит.

Резюме: «настоящие мужики» носят розовое

Unsplash

На неделе мужской моды в Париже в прошлом году Джон Гальяно и Мартин Марджела буквально ослепили публику розовым, заявив, что «пришло время освободить мужчин от их портновских оков». А вручение премии «Оскар» 2019 года прошло под лейтмотивом розовых смокингов Билли Портера и Джейсона Момоа, сдобренных шелковым шарфиком Чедвика Боузмана. Даже футбольные команды — такие оплоты маскулинности, как «Манчестер Юнайтед» и «Роял Мадрид» — недавно перешли на форму розового цвета. Несмотря на это, в массовом сознании цвет все еще воспринимается как слегка провокационный, если попадает в мужской гардероб. Но стоит к нему прибавить форму и надеть фрак вместо обычного поло, выход в люди станет милой провокацией и способом привлечь внимание к своей идентичности. Если у вас хватит на это смелости, то вы — настоящий мужчина. Сегодня правила таковы.

Salt: главное здесь, остальное по вкусу - Король платьев и шляп: за что мы любим Билли Портера Персоны Король платьев и шляп: за что мы любим Билли Портера