Мы будем очень скучать: вспоминаем любимую музыку из «Игры престолов» | Salt

Мы будем очень скучать: вспоминаем любимую музыку из «Игры престолов»

Явление
Лена Грачева
Лена Грачева
24 мая, 19:00
Мир доиграл в «Игру престолов», но продолжает ломать копья в борьбе с шоураннерами, проклиная их за то, каким они придумали финал и что сделали с героями. Хочется выступить Давосом Сивортом на совете первых лордов и леди Вестероса и взмолиться о перемирии, чтобы вместе поностальгировать по прошедшим годам, что мы прожили вместе с сериалом. А ностальгировать лучше, конечно, с музыкой — специально для Salt Mag Лена Грачева собрала треки, которые оттенили самый противоречивый (и самый долгожданный) финальный сезон.

Eran Mendel

Автора саундтрека к «Игре престолов» зовут Рамин Джавади. Композитор ирано-немецкого происхождения «озвучивал» вселенную Вестероса с самого начала, то есть с 2011 года. К этому времени он уже был лауреатом Грэмми за «Железного человека», а позже написал музыку в «Варкрафт», «Тихоокеанский рубеж» и «Мир Дикого запада». До этого Джавади ассистировал Хансу Циммеру, чье имя стало синонимом музыкального жанра «голливудский блокбастер». Циммер — автор саундтреков как к супергеройским хитам вроде трилогии о Бэтмене Кристофера Нолана, так и к большому военному кино вроде «Перл-Харбора». Что ж, типично циммеровский размах и подход чувствуются и у Джавади, особенно в знаменитом вступительном «ту-ду, ту-ду-ду-ду, ту-ду-ду-ду», которое мы все — фанаты — сможем угадать (и продолжить напевать) с любой ноты.

О том, с чего все началось

Многие эпизоды и диалоги финального сезона «Игры престолов» были симпатично закольцованы с эпизодами и диалогами первого сезона. Например, восьмой сезон начинается с пробежки мальчика-северянина, который в итоге залезает на дерево и наблюдает оттуда прибытие в Винтерфелл армии Дейенерис Таргариен и ее соратников. Ровно такая же сцена есть в первой серии первого сезона, где Нед Старк и сотня других персонажей еще живы, у Серсеи — длинные волосы, никто понятия не имеет, что за стеной есть белые ходоки, а наблюдать из точки повыше за прибытием короля (и относительно счастливого, как он сам тогда думал, семьянина) Роберта бежит тот, кто в восьмом сезоне сам станет правителем шести королевств, — маленький Бран Старк.

И музыка, сопровождающая эти два прибытия, одна и та же, но исполненная в разных аранжировках. К восьмому сезону, безусловно, у всех поубавилось помпезности, зато прибавилось напряжения в ожидании последних сражений — и музыка передает нарастающий накал.

О том, как никто не хотел уходить

Вторая серия — это ожидание встречи с самой Тьмой и Смертью. Мы проводим вместе с героями их вечер перед битвой с армией иных и Королем Ночи, и их выбор, как провести этот вечер и ночь, характеризует каждого из персонажей не меньше, чем выбор стороны, за которую сражаться. Последние разговоры, признания, секс, попытка остаться в одиночестве и успеть все то, что, как им кажется (и некоторым — не зря), они больше сделать не смогут.

Эти моменты ярко оттеняет музыка — баллада, которую поет Подрик Пейн, сидя у камина с братьями Ланнистерами, Бриенной Тарт, Тормундом и Давосом Сивортом. В ней рассказывается история любви Дженни из Старых Камней и принца Дункана Таргариена.

Ради простушки Дженни Таргариен разорвал помолвку с дочерью Лионеля Баратеона и отказался от трона. В тексте баллады Дженни танцует со своими призраками — с теми, кого потеряла, с теми, кого нашла, с теми, что любили ее больше всего.

С песней и заканчивается серия, когда нам показывают всех героев, не знающих, кто из них доживет хотя бы до завтрашнего обеда. И снова и снова звучат слова припева: она никогда не хотела уходить, никогда не хотела уходить. Свою версию Jenny of Oldstones исполнила группа Florence + the Machine, и трек стал доступен для прослушивания сразу после выхода серии (но хочется отметить, что исполнение Подрика Пейна автору статьи как-то милее).

Salt: главное здесь, остальное по вкусу Культура Финал «Игры престолов»: абсолютный рекорд, ответ актеров критикам и комментарий Джорджа Мартина

О том, что всегда есть надежда

В буквальном смысле самый темный эпизод в истории ТВ — сражение живых с Королем Ночи и его армией зомби — команда «Игры престолов» снимала одиннадцать недель по ночам с использованием минимума световых приборов. Зрителям физически дали почувствовать наступление Конца света.
Но главным саспенсом стал пеший проход Короля Ночи по полю, усеянному погибшими солдатами, уже после жесточайших батальных сцен, пока мы видим, как в отчаянии гибнут или сражаются остальные герои. Сцены, в которых происходящее на экране ускоряется, чередуются с эпизодами, снятыми в рапиде, а фоном звучит негромкая, но бесконечно тоскливая и практически похоронная фортепианная мелодия от Джавади.

Отличный и очень точный ход — особенно учитывая развязку «самой темной серии». Которая, кстати, исполнена уже с совершенно иным настроением и симфонией.

О смерти и большой любви

Гибель Серсеи и Джейме Ланнистеров в пятой серии вызывает одно из самых болезненных эмоциональных переживаний за сезон. Любовь, которая не позволила им умереть в разлуке, и смерть, которую они встретили так же, как и, по сути, прожили всю жизнь, — глядя друг другу в глаза, вместе. В самом сериале музыкальный отрывок для этого эпизода не очень заметен — вокруг рушатся стены, Королевская гавань сгорает на наших глазах — но этот трек хочется слушать и без визуального сопровождения. Для Серсеи — так называется симфония.

Ну и наконец финальный эпизод.
Тирион находит погибших брата и сестру. И это просто разрывает сердце. Музыка в этом фрагменте называется Nothing Else Matters, потому что кажется, что теперь действительно все в прошлом, и значения не имеет вообще ничего…

Завершается сериал тягучей и далекой от торжества симфонией. Мы видим героев, получивших каждый свое, с одной стороны, но это не хеппи-энды, это новые вызовы, туманное будущее и громадная печаль о прошлом, обо всем пережитом и сделанном, что они все — Джон, Бран, Санса, Арья, Тирион, Серый червь и другие герои, к которым мы успели по-честному привыкнуть — пронесут через всю свою дальнейшую жизнь (хотя нам этого уже совершенно точно не покажут — НВО пообещал приквелы, но не продолжение).

Впрочем, на последних секундах симфония окончательно затухает и переходит в самую известную музыку сериала, ту самую, из вступительных титров, что сопровождала нас на протяжении восьми лет. Все продолжается. Впереди еще много сражений. Игры не кончатся никогда.