Non-fiction месяца: что читать в апреле | Salt

Non-fiction месяца: что читать в апреле

Книги
Анна Родина
Анна Родина
21 апреля, 19:00
Выбрали шесть полезных книг, которые помогут вам узнать что-то интересное о себе и других людях. Например, о том, как научиться чему-то новому — будь то французский или игра на трубе.

Дэн Ариели «Позитивная иррациональность. Как извлекать выгоду из своих нелогичных поступков»

Если упростить, то специализация видного ученого, одного из лучших спикеров TED, профессора психологии и поведенческой экономики Дэна Ариели — исследовать, почему мы такие нелогичные.

Перед каждым из нас стоят задачи, решение которых мы предпочитаем отложить, особенно когда к этому не располагает погода

«Позитивная иррациональность» — труд о неожиданной пользе алогичных поступков. Ариели изучает, что нас действительно мотивирует на работе (спойлер: это не годовые бонусы), почему мы себя постоянно недооцениваем, почему мы хотим мстить и влюбляемся людей в интернете.

Алексей Поляринов «Почти два килограмма слов»

Тот случай, когда название соответствует форме — книга действительно весит почти два килограмма В ней Поляринов, которого мы помним по сильному роману «Центр тяжести», собрал свои заметки о писательстве, любимых авторах — Стивене Кинге, Филипе Дике, Доне Делилло и других. Никакой дидактики: все герои — люди, которые живут свою жизнь и зачем-то (а Поляринов анализирует, зачем) пишут важнейшие тексты.

Знаешь, ты можешь писать о чем угодно, но стоит тебе вставить в книгу одного чертова дракона, и тебя тут же назовут автором фэнтези

Карин Юханнисон «История меланхолии. О страхе, скуке и печали в прежние времена и теперь»

Не то, чтобы мы намекали, что весна сталкивает с хандрой, но пока деревья не начали зеленеть исследование анатомии грусти придется как нельзя кстати. Кто может лучше всех рассказать о печали? Конечно, шведы.
Шведская исследовательница Карин Юханнисон анализирует феномен меланхолии и ее роль в западной культуре, щедро сдабривает текст ссылками, примерами из литературы, кино, живописи.

Сплин — это активная скука. Ее спутники — усталость и пресыщение. А также качество, которое для этой разновидности скуки является обязательным — невозможность участвовать в происходящем.

Джош Кауфман «Как научиться чему угодно… быстро. Первые 20 часов»

Бизнес-тренер Джош Кауфман знаком всем, кто пробовал подступиться к теме МВА. Если его выкладки по бизнес-образованию нельзя не назвать спорными, то «Как научиться чему угодно» крайне толковая методичка по освоению новых навыков.
Кауфман без лишней воды (но с тренерским «эгегей!») дает стройную теорию того, как выстроить вход в новый навык — будь то новый язык, профессия, игра на тубе или написание романа. Стоит дать шанс — кто знает, может система Кауфмана сработает именно для вас.

Многие занятия не доставляют удовольствия, пока вы не добьетесь в них определенных успехов. Каждый навык имеет собственный, как я его называю, барьер фрустрации — период времени, когда у вас совсем ничего не выходит, и вы остро ощущаете этот факт.

Кора Ландау-Дробанцева «Академик Ландау. Как мы жили»

В этом году Дау вспоминали в основном в контексте проекта Ильи Хржановского — его Dau хвалили и ругали, удивлялись масштабам и концепту и, кажется, совсем забыли того, чье имя носит прокет. «Академик Ландау. Как мы жили» — воспоминания о гениальном физике его жены, написание которых заняло больше 10 лет. Много лет в СССР книга существовала в формате самиздата, вызывая возмущение номенклатуры и их жен. Откровенно? Очень. О огромной любви к другу и истине? Безусловно.

Дау сказал: «На звонок в дверь не выходи, я открою сам». Это был сигнал «стоп», «красный свет». В нашем брачном «Пакте о ненападении» был пункт полной свободы личной жизни, полной свободы интимной жизни человека.

Уилл Сторр «Селфи. Почему мы зациклены на себе»

Мы все знаем свои выгодные ракурсы и не раз грешили автопортретом в Инстаграме, прикрыв нарциссизм подписью с контекстной цитатой. Британский журналист Уилл Сторр исследовал, почему нам так необходимо идеально выглядеть в сети, почему у нас у всех есть платье «в инстаграм», какие исторические корни имеет феномен, и как фонит на нашу повседневность.

Мы состоим из нескольких соревнующихся эго, и все они в одинаковой степени являются «нами» и борются за главенство. То, где мы находимся, что делаем, кто рядом с нами и насколько мы возбуждены, активирует разные вариации нас.